Одним из малопонятных мест, так сказать, «белых пятен» скалигеровско-романовской версии русской истории является знаменитое средневековое выражение «Москва — Третий Рим».

Сегодня многие думают, что эти слова отражали не более, чем надежды московских великих князей на мировое возвышение Москвы. Слово Рим в Средние века означало только одно — Столицу мировой империи. С точки зрения романовской версии русской истории величание средневековой Москвы Третьим Римом выглядит как неумеренное и даже смешное хвастовство.

Но с точки зрения реконструкции все объясняется просто. Именно в то время, когда вошло в обиход крылатое выражение «Москва — Третий Рим», город Москва действительно становится очередной столицей великой империи. То есть — Третьим Римом.

Напомним, что согласно новой хронологии, во времена, предшествующие эпохе Ивана IV «Грозного» — отражением которой при 100-летнем сдвиге является эпоха Ивана III Грозного — столица Великой Русской Империи была еще в Ярославле и Владимире. То есть, на Ярославовом дворище Великого Новгорода и в городе «Владеющем Миром». Во Владимире и Суздале располагалась, по-видимому, царская ставка, недоступная для посторонних лиц, а в Ярославле — двор наместников Великого Новгорода и большинство служб управления Империей.

Считается, что выражение «Москва — Третий Рим» появилась в конце XV века, в эпоху Ивана III. Оно упоминается, например, в изложении пасхалии, составленном митрополитом Зосимой в 1492 году, с. 132.

Считается, что наиболее четко соответствующая мысль была выражена в послании старца Филофея великому князю Василию III в XVI веке. «В послании Василию III Ивановичу, написанном около 1514–1521 гг., изложена… еще не обработанная в литературном и философском смысле идея „Москва — Третий Рим“», с. 732.

Историки связывают возникновение мысли о том, что Москва — Третий Рим, с событиями 1453 и 1480 годов. В частности, с тем, что в 1453 году османами был взят Константинополь, он же «Второй Рим». Как мы теперь начинаем понимать, это был совместный Русско-Османский или еще можно сказать — Русско-Атаманский захват столицы Византии.

Но если был Третий и Второй Рим, значит, был и Первый. Чтобы читатель не запутался в таком количестве Римов, дадим необходимые пояснения.

«Первым Римом» историки считают город Рим в Италии. Однако как следует из Новой хронологии, итальянский город Рим был основан не ранее XIV века и реально никогда не был столицей мировой Империи.

Здесь мы существенно расходимся с историками. Согласно нашим исследованиям, еще задолго до основания Рима в Италии, существовал Древний Рим XI–XII веков. Им был и поныне существующий, но уже давно заброшенный город Ерос, расположенный на азиатском берегу Босфора, вблизи его впадения в Черное море, примерно в 30 километрах от Стамбула-Константинополя. Здесь была столица Древней Ромеи. Здесь в 1185 году был распят Христос. Другие знаменитые названия этого рода — Троя и Иерусалим. Город пал в 1204 году во время Троянской войны, она же Крестовый поход 1204 года. Из горящей столицы тогда бежал представитель старой царской династии Эней-Рюрик. Он прибыл на Русь, откуда происходила часть его предков, и основал там другой Рим — Владимиро-Суздальскую Русь.

Именно из нее в XIV веке и вышло Великое = «Монгольское» завоевание, возглавляемое потомками Энея-Рюрика. Поэтому впоследствии именно этот Рим — Великий Новгород, Владимиро-Суздальскую Русь — и стали называть Первым Римом. В Италию его ошибочно поместили позднейшие историки XVII века. Придумавшие — в угоду своим новым господам — сказку о том, что Эней прибыл из разрушенной Трои якобы в Италию.

Далее события развивались, согласно реконструкции, следующим образом.

Примерно через 50–60 лет после успешного завершения Великого = «Монгольского» завоевания, во второй половине XIV века, в Империи начинается крупнейшая смута. Она заканчивается великой Куликовской битвой и принятием апостольского христианства как господствующего государственного вероучения.

Апостольское христианство заменило собой прежнее «царское» или «родовое» христианство, объявленное впоследствии «язычеством». Как раз в это время на Руси были изобретены первые пушки — вначале еще деревянные — и порох. Их изобрел святой Сергий Радонежский в Троице-Сергиевом монастыре и предоставил свое изобретение в распоряжение Дмитрия Донского.

Великий князь Дмитрий Донской, он же римский император Константин Великий, разгромив с помощью пушек своих противников и утвердив апостольское христианство в Империи, решил перенести столицу поближе к Древнему Риму на Босфоре.

По-видимому, им, среди прочего, двигала мысль перенести столицу поближе священному месту, где когда-то распяли Христа. Однако новая столица была построена не совсем на прежнем месте.

За протекшие века многое изменилось. Расположение Древнего Рима = Трои = Иерусалима уже не отвечало требованиям времени.

Дмитрий Донской — Константин Великий построил свою новую столицу — город Константинополь на новом месте, примерно в 30 километрах от Древнего Рима = Иерусалима = Трои. Так возник Второй Рим, он же Константинополь. Туда переехал царский двор из Владимиро-Суздальской Руси. Там обосновались прямые потомки Дмитрия Донского, они же византийские императоры Палеологи XV века.

Имя «Палеолог» означает, кстати «ведающий древность», «древний». Это был действительно древний царский род, ведущий свое происхождение от Энея-Рюрика. К тому же, они действительно вернулись на древнее место, где правили их далекие предки. Отсюда, вероятно, и появилось такое имя.

Владимиро-Суздальская Русь, Первый Рим, на некоторое время заняла подчиненное положение по отношению ко Второму Риму — Константинополю.

Однако продолжалось так недолго. Уже при первом наследнике Дмитрия Донского, Русь отказалась подчиняться Константинополю. Более того, русские войска под предводительством Тимура выступили в поход и нанесли сокрушительное поражение своим собратьям, обосновавшимся во Втором Риме. Затем победители ушли обратно на Русь, оставив Палеологов на некоторое время в покое и предоставив им возможность царствовать у себя, не вмешиваясь в русские дела. Но и это продолжалось недолго.

Через 30–40 лет отношения между Русью и Константинополем окончательно испортились. Это совпало по времени с началом второй волны завоевания, исходящего из Руси — османско-атаманским завоеванием. В 1453 году Константинополь был взят османами, то есть русскими, и в Империи возникло 2 центра: Русь-Орда и Османия-Атамания.

При этом на Руси произошли довольно существенные перемены и, в частности, сменилась правящая династия.

Новые цари Руси-Орды, принадлежавшие к победившему «османскому движению», достаточно прохладно относились ушедшему в прошлое Первому Риму (тоже русскому). Они ощущали себя государями новой Империи, нового Третьего Рима. Во второй половине XVI века начинается грандиозное строительство очередной русской столицы — а также столицы мира — города Москвы. Совершенно естественно, что Москву стали называть Третьим Римом.

Такова наша реконструкция. Подробности см. в наших книгах «Царь Славян», «Начало Ордынской Руси» и «Крещение Руси».

А вот как все это выглядит в искаженном зеркале романовско-миллеровской версии русской истории.

Считается, что в 1480 году московский великий князь стал самодержцем. Историки рассматривают это как конец «татарского ига».

Но на самом деле это был конец сравнительно короткого периода, примерно в 30 лет, когда Русь-Орда признавала — может быть лишь номинально — первенство главы «османского движения», султана Магомета II Завоевателя. Взявшего в 1453 году Константинополь и сделавшего его своей столицей.

Как уже объяснили, Магомет II пришел из Руси и был русским князем или ханом. Но как только в 1481 году великий султан Магомет II умирает, Москва тут же отказывается признавать за его наследниками право первенства — даже чисто символического.

Отметим, что первоначально словом Москва обозначалась, по-видимому, вся Русь-Орда. Как мы уже говорили, город Москва был построен и стал столицей Империи лишь с XVI века, то есть столетием позже. А именно — при Иване IV «Грозном», фантомным отражением которого при столетнем сдвиге вниз является Иван III «Грозный».

Р.Г. Скрынников пишет: «Люди средневековья представляли мировую политическую систему в виде строгой иерархии… Центром вселенной была Византия, воспринявшая наследие Римской империи… Теория „Москва — Третий Рим“, согласно которой московские князья выступали прямыми преемниками властителей „Второго Рима“.

Считается, что в эпоху Ивана III на Руси появляется знаменитая шапка Мономаха.

Р.Г. Скрынников сообщает: «По поводу происхождения шапки Мономаха сложена была такая легенда (напомним: все „неудобные“ средневековые свидетельства сегодня обычно называются легендами — Авт.). Когда Мономах совершил победоносный поход на Царьград, его дед император Константин, на самом деле давно умерший, отдал внуку порфиру со своей головы… От Мономаха императорские регалии перешли к московским государям».

Считается, что византийского императора Константина звали Мономах, так же, как и его внука русского князя Владимира Мономаха. Таким образом, согласно официальной русской точке зрения XVI века, царский венец византийского императора перешел на Русь во времена Владимира Мономаха. Который, согласно той же официальной точке зрения, считался родоначальником московских царей.

Согласно обнаруженному нами 400-летнему сдвигу в русской истории, Владимир Мономах является отражением великого князя Василия III из XVI века. Итак, знаменитая византийская шапка Мономаха оказывается на Руси в XVI веке. Именно тогда, когда и возникает теория «Москва — Третий Рим». Все становится на свои места.

Крайне любопытно, что, по свидетельству современников, шапка Мономаха, несмотря на то, что принадлежала византийским императорам, «была скроена по татарскому образцу», с.24. По-видимому, так называемый «татарский» стиль и был старо-византийским «античным» стилем. Потом об этом было забыто, и сегодня старо-византийский стиль представляют себе по-другому. Без татар.

Любопытно обратиться теперь к первоисточнику и посмотреть — в чем же заключается якобы «философски необработанная идея» о Москве как о Третьем Риме.

Оказывается, что философия тут совершенно ни при чем. Послание Филофея посвящено сугубо практическим вопросам. Обсуждая их, он по ходу дела отмечает, как нечто общеизвестное: «И да весть твоя держава, благочестивый царю, яко вся царства православныя христианския веры снидошеся в твое едино царство: един ты во всей поднебесной христианом царь, с. 436.

И далее: «Внемли, благочестивый царю, яко вся христианская царства снидошась в твое едино, яко два Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти», с. 440.

Здесь Филофей вполне четко говорит об объединении «всех христианских царств» под властью великого князя Василия. То есть — просто царя, так как Василий — это василевс, царь. Слово Василий превратилось в обычное имя позже.

Обратите внимание, что Филофей говорит об объединении всех христианских земель под властью русского царя как о чем-то свершившемся и само собой разумеющемся. Согласно реконструкции здесь все понятно. Речь идет о действительном главенстве Руси-Орды во всем Христианском мире. Уже после раздела мира с Османией-Атаманией в конце XV века.

Современным комментаторам, конечно, очень не нравится такой тон послания Филофея. Подумав, они подыскали «подходящее объяснение». Как же, — сказали они, — лет за десять до того к Московскому княжеству был присоединен город Псков, с. 732. Вот, значит, и «сошлись все христианские царства под властью великого князя Василия»!

Кстати, слова «Москва — Третий Рим» повторяли в то время очень многие. Причем, как видно из Послания Филофея, имели в виду не некую «нашумевшую теорию» — как хотелось бы современным комментаторам, с. 732 — а реальную расстановку сил в мире.

Неужели все были настолько потрясены успешным присоединением Пскова к Московскому княжеству, что заговорили о Москве как о Третьем Риме? Мол, раз Псков — наш, то Москва, конечно — Третий Рим. И не просто Третий Рим, а вечный Рим, навсегда сменившей два великих прежних Рима. Одновременно с тем — как сообщает игумен Макарий (Веретенников) — в Иосифо-Волоколамском монастыре был создан «Хронограф», по замыслу которого весь мировой исторический процесс сводился к Московской Руси.

Позднее идея «Москва — Третий Рим» была подавлена Романовыми. В частности — во время раскола русской церкви при царе Алексее Михайловиче и патриархе Никоне. Считается, что «именно старообрядцы сохранили и развили учение об особом историческом пути русского народа, „святой Руси“, православного „Третьего Рима“, и что в значительной степени благодаря им эти идеи снова, уже в прошлом и этом столетиях, заинтересовали русские умы», с. 14.

Известно, что первый и самый крупный очаг сопротивления романовско-никоновским реформам возник именно в Поволжье — т. е. как раз там, где до этого находилась Золотая Орда. Неудивительно — теперь мы понимаем, что именно Поволжье было старым центром «Монгольской», то есть средневековой Русской Империи.

Автор: Носовский Глеб Владимирович

КАРТА САЙТА – УЗНАЙ МОСКВУ!