Дом Моссельпрома

Дом Моссельпрома

Эпопея строительства первого небоскреба в Советском Союзе началась еще до революции и сопровождалась большими неприятностями, взлетами и крахами надежд.

Иногда возникает спор, какое здание считать первой высоткой в Москве. Дело в том, что еще до революции в городе был построен дом, вошедший в историю как дом Нирнзее, в Большом Гнездниковском переулке высотой в 9 этажей. Но мы сейчас говорим о первой высотке, построенной во времена Советской власти, вернее сданной в эксплутацию. Это здание сегодня известно, как – дом Моссельпрода, стоящее в Калашном переулке. И эти стены буквально дышат историей страны и людей.

Калашный переулок

Название у переулка появилось в XVI – XVII веках и неразрывно связано с хлебобулочным изделием – калачом. Это было популярное хлебное изделие в те времена. Калачом называли белый согнутый хлеб с дужкой, выпекаемый из пшеничной муки. Дужка нужна была, чтобы держать калач рукой, в те времена с гигиеной было плохо, и чтобы грязными руками не пачкать хлеб, пекари придумали выпекать калач с небольшой дужкой, которую потом выбрасывали.

А так как в те времена ремесленники старались селиться рядом с коллегами по цеху, то появлялись слободы, которые назывались по профессиям. Так обосновалась в Москве слобода Калашная, или Калашный ряд.

Калашники пекли хлеб еще со времен Ивана Грозного, даже поставляли калачи его опричникам. А вообще-то калач был основной едой москвичей. Цена на него была «указная», то есть определенная, вес тоже строго контролировался подьячими.

Внешний вид района был типичным для того времени: небольшие деревянные дома, немощеная улица. Издревле переулок начинался от церкви Иоанна Милостивого. Потом москвичи об этом вспомнят, когда весь проект дома окажется под угрозой.

Первый каменный дом в Калашном переулке был построен только в 1817 году, когда Москва начала активно отстраиваться после пожара 1812 года. В это время многие ремесленные московские слободы стали заселяться дворянами и прочими знатными людьми. Москва расширялась, стала активно перестраиваться, уходили в прошлое сохранившиеся деревянные домишки, на их месте начали возводить первые каменные здания.

Участок, где находилась древняя церковь, перешел частным лицам, было построено несколько небольших домов. Там был трактир, стоянка для извозчиков и так далее. В 1912 году купец А.И. Титов выкупил землю и решил построить здесь доходный дом. Да не простой, а в семь этажей высотой.

Почему Андрей Титов решил воздвигнуть многоэтажку – это понятно. На рубеже XIX – XX столетия в развитых странах мира земля стала стоить дорого, появились новые строительные материалы, инженерные решения и вот дома уже стали стремиться ввысь. Даже не нет сомнений, что купец читал в газетах о том, что в далекой Америке стали строить небоскребы. Официально считается, что первая высотка в мире была сооружена в Чикаго в 1883 – 1885 годах. Сначала она была в 10 этажей и высотой в 42 метра, позже пристроили еще два этажа. Пример был перед глазами.

Работу поручили архитектору Н. Д. Струкову.

Николай Струков, неудачливый архитектор

Архитектор Николай Дмитриевич Струков к этому времени уже был знаменитым. Например, по его проекту в 1910 году была построена часовня в честь Архангела Михаила, располагавшаяся рядом с Кутузовской избой, которая стала первым именным музеем в России. А до этого, в самом начале XX столетия, он принимал участие в строительстве четырех доходных домов, которые заказал купец Давид Элькинд. Кроме этого был автором Белорусского (тогда – Брестского) железнодорожного вокзала.

Всего же зодчий построил более 40 зданий, в основном это были доходные дома и частные особняки. Большинство было выполнено в простых, рационально выверенных формах, без особых изысков. Работал в соавторстве с другими московскими архитекторами.

По мнению современных историков архитектуры, Николай Струков попробовал свои силы во всех современных ему стилистических направлениях, от эклектики до неоклассики.

Самая известная его постройка – доходный дом А.И. Титова, в Калашном переулке. За его строительство архитектор был приговорен к полуторамесячному заключению. После этого как архитектор-практик Струков уже не работал. Дело в том, что и до этого в процессе строек у него были аварии. Пришлось переквалифицироваться в преподаватели.

Строительство доходной многоэтажки

Купец Андрей Игнатьевич Титов, решил воспользоваться опытом своего отца для получения денег и тоже решил построить несколько доходных домов. Но выбрал амбициозный проект, не просто в 2-4 этажа, как в то время строили в Москве, а замахнуться на целых семь. Архитектором он пригласил Николая Струкова. Купца даже не испугало то, что у зодчего, несмотря на солидное портфолио, уже была авария во время строительства.

Место для будущего дома Титов приобрел на стрелке между Калашным, Верхним и Нижним Кисловскими переулками.

Времени на строительство купец выделил немного, поэтому все спешили, что привело к неприятным последствиям. Скорее всего поспешность была вызвана тем, что в это же самое время, в 1912 году, архитектор Э. Нирнзее тоже просил разрешения построить высотный дом и он его получил. Между прочим, у него было запланировано 9 этажей.

Строительство доходного дома для Титова началось в 1912 году. Спроектирован он был в рациональной стилистике, характерной для Струкова. Кафельные гладкие фасады были «разрезаны» парными окнами и трехгранными эркерами столовых и гостиных комнат. Угловая часть здания акцентировалась небольшим аттиком, то есть скульптурно украшенным выступом над верхним карнизом.

Все лестничные клетки по проекту были убраны внутрь дома. Их освещение происходило за счет света из зенитных фонарей на кровле, это был типичный прием освещения помещений того времени. Кроме этого были запланированы большие подвалы, которые тоже можно было сдавать под склады.

Весь комплекс был выстроен в трапецеидальной форме с внутренним двором-колодцем и занимал весь участок на пересечении трех переулков: Калашного, Верхнего и Нижнего Кисловского переулков.

Строительство велось до первых морозов, тогда подобные здания строились только в теплое время года. Рабочие вернулись на стройку в начале марта 1913 года, а уже 22 марта всю Москву облетела весть, разрушилась одна из стен строящегося здания. Сохранилась только первая часть – Калашный переулок, д. 4.

Строительным мусором и кирпичами завалило весь Калашный переулок. Как писала тогда городская газета «Столичная копейка»: «под которыми могли быть погребены не только люди, но и целые экипажи».

К счастью, обрушение произошло ранним утром, поэтому обошлось без жертв. К месту происшествия прибыли высокие должностные лица: помощник московского градоначальника жандармский полковник В.Ф. Модль, гражданский инженер Д.В. Стерлигов и губернский архитектор Б.М. Нилус. В ходе расследования выяснились причины строительного инцидента.

В первую очередь – это недостаточная толщина балок и стен для такого большого здания и низкое качество кирпичей. К тому же кладка велась в октябре, когда уже начались заморозки, все это привело к тому, что зимой, когда температура колебалась от морозов до оттепелей, кладка не выдержала веса. А еще были отклонения от проекта, который был предоставлен до начала строительства. Например, для удешевления эркеров при строительстве использовали деревянное заполнение стен, вместо запроектированного кирпича.

После судебных разбирательств архитектор был приговорен к шестинедельному заключению, а купец оштрафован на 100 рублей.

Надо отметить, что особой вины Николая Струкова здесь нет. Во-первых, спешка. Купцу надо было как можно скорее сдать внаем помещения. Во-вторых, некачественные материалы. В-третьих, до этого в России таких высоких зданий еще не строили, поэтому большого опыта у инженеров и рабочих не было.

И хотя в газете практически все причины обрушения были названы, корреспонденту мало кто поверил. Москвичи были уверены – это кара божья, ведь здание возводилось на месте бывшей сгоревшей церкви. И хотя прошло ровно 100 лет, и здесь давно уже строились и сносились здания, но людей этот аргумент не мог убедить. К тому же здание было слишком высоким для того времени, а значит, тоже могло не понравится высшим силам.

Впрочем, специалисты, изучающие архитектурную историю Москвы утверждают, что подобных аварий при строительстве было не мало. Причины все те же. Просто первый «тучерез» слишком сильно выделялся на фоне малоэтажной застройки.

А вот архитектору Эрнсту-Рихарду Нирнзее удалось в 1913 году сдать свой многоквартирный девятиэтажный дом в Большом Гнездниковском переулке без проблем.

После этой аварии и разбирательств темпы строительства сильно замедлилось, дело грозило превратиться в долгострой. К 1915 году удалось достроить первый Н-образный в плане корпус здания, сейчас он выходит в Калашный и Малый Кисловский переулки. Приступили ко второй части строительства комплекса, но тут началась Первая мировая война, а экономические и политические потрясения в стране помешали дальнейшим работам. Поэтому всем стало не до «тучереза», как высотку Титова прозвали в народе.

К началу революции 1917 года угловая пристройка насчитывала всего 5 этажей. А на углу двух Кисловских переулков недостроенная кирпичная коробка, окруженная строительными лесами, несколько лет мозолила глаза москвичам.

Только в 20-х годах было решено все же достроить многострадальное здание. В 1922 году недострой передали только что организованной крупной московской организации, знаменитому Моссельпрому – московскому губернскому объединению предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции. Эта новая контора остро нуждалась в дополнительных административно-хозяйственных площадях. В ведении организации были мукомольные цеха, кондитерские и табачные фабрики, пивоваренные заводы, типографии и картонно-ящичные фабрики. Все это надо было где-то размещать.

На основе сохранившихся этажей начали строить административно-складское здание.

За дело взялись архитекторы Владимир Дмитриевич Цветаев и Давид Моисеевич Коган. Так записано в архивных документах. А вот угловую шестиугольную башню, за счет которой дом и стал считаться высотным, поручили доделать зодчему и гражданскому инженеру, профессору ВХУТЕМАСа «Высшие художественно-технические мастерские) Артуру Фердинандовичу Лолейту. Опыт строительства у него был большой, например, до этого он построил здание ГУМа.

В ходе изучения недостроенного дома, комиссия установила, достроить можно, но необходимо дополнительно усилить торцевую стену, так как по первоначальному плану должна была быть вторая очередь.

Артуру Фердинандовичу Лолейту поручили заняться этим моментом, так как к этому времени он уже хорошо знал, как лучше всего работать с железобетоном. Впрочем, были и другие причины. Но архитектор решил пойти еще дальше, и завершил здание своеобразной башней-короной, в которой была размещена световая реклама Моссельпрома и часы, которые были хорошо видны с Арбатской площади. Эта башенка должна была придать всему зданию, законченный конструктивистский вид. Увы, рекламу и часы демонтировали в 30-х годах, поэтому до наших дней они не сохранились. Зато башенку видно и сегодня.

У архитекторов получилась своеобразная доминанта – одиннадцатиэтажная башня, благодаря которой дом стал первым высотным зданием в Советском Союзе. Хотя и начал строиться много лет назад. Архитекторы и инженеры постарались взять от наследия Струкова как можно больше, например, фасады вдоль Калашного переулка наследовали форму и архитектуру первой очереди дома. Их можно увидеть и сейчас. Д.М. Коган только разобрал заполнение трехгранных эркеров и сделал из них балконы. Это обогатило скупой фасад здания.

В итоге недостроенная доходная высотка была кардинально перепрофилирована, но все же стала образчиком русского авангарда и конструктивизма.

Когда в 1925 году здание достроили, то в часть нового комплекса со стороны Нижнего Кисловского переулка въехал Моссельпром, вскоре давший название всему комплексу.

Оформление наружных стен. Или как доходный дом стал Моссельпромом

На первом этаже были размещены склады для муки и зерна, администрация пивных и магазинов. Выше располагалась дирекция, бухгалтерия, различные отделы. Выделили помещение для комячейки (первичная организация партии большевиков – коммунистическая ячейка) и месткома. А еще много помещений занял Моссовнархоз.

Как здание выглядело изнутри можно узнать из статьи, которая была опубликована в газете «Вечерняя Москва»:

«Внутри дом выдержан в американизированном стиле — это дом, выстроенный для учреждения и приспособленный только для него; узкие коридоры с небольшими кабинетами по сторонам, залы, где собираются много посетителей и где надо избегнуть тесноты».

Руководству Моссельпрома внешний вид здания, судя по всему, не очень нравился. Дело в том, что фасад был облицован обычной штукатуркой, а вот торцевую стену оставили как есть, денег не хватило. Был виден несуще конструкции здания, а это не особо радовало глаз. Чтобы скрасить вынужденный аскетизм строения и сделать его более привлекательным, а также разработать фирменный стиль Моссельпрома, руководство обратилось к творческому объединению «ЛЕФ» (Левый фронт искусств), куда входили поэты и художники, работающие в авангардистской стилистике.

Необходимо вспомнить, что Моссельпром был флагманом всей московской торговли, и даже за ее пределами. Поэтому к рекламе своей продукции руководство подошло очень серьезно. А тут очень модное направление в живописи и художники, которые предлагали смелые идеи.

Для художественного оформления здания и всей рекламы, пригласили известного художники и фотографа Александра Михайловича Родченко, и его супругу – художницу Варвару Федоровну Степанову. Они уже сотрудничали с Моссельпромом, когда оно проводило мощный ребрединг своих товаров, экономика уходила от царского наследия, в том числе и в рекламе. Кстати, в это время безудержно развивался советский авангардизм во всех его проявлениях. Рекламные тексты заказывали Владимиру Маяковскому. Так что заказчик и исполнители нашли друг друга как нельзя более кстати. ИХ творческий союз сыграл большую роль в развитии искусства Страны Советов.

Интересные дизайнерские решения упаковок, которые сопровождались хлесткими слоганами и стихотворными строчками из поэм пролетарского поэта Владимира Маяковского были как произведения современного искусства. В результате их творчества обычные стены здания стали эффектными, и в скором времени это уже была визитная карточка Моссельпрома, известной далеко за пределами Москвы.

Наиболее известный рекламный слоган Маяковского «Нигде кроме как в Моссельпроме!» вспоминали еще долгое время. Надо отметить, что рекламой своей продукции в этой организации занимались довольно агрессивно, но зато это приводило к отличным результатам.

Надо признать, что Маяковский хорошо отрекламировал продукцию Моссельпрома. Вот одно из его стихотворений, написанное в 1923 году:

Не могу не признаться:

лучший шоколад

абрикосовский № 12.

Нет нигде, кроме

как в Моссельпроме.

Печенье не черствеет!

Питательнее,

выгоднее булки!

Продает Моссельпром.

Отделения в любом переулке.

По заказу флагмана торговли он воспевал сухой квас, макароны, шоколады, карамель, печенья и папиросы и даже обеды на дом. Одним словом – весь широкий ассортимент, предоставляемый Моссельпромом.

Для главного фасада художники выбрали бледно-серый цвет, с яркими голубыми и синими выставками, которые подчеркивали конструктивные элементы здания. На стенах мастера вертикально нанесли аббревиатуры: МСНХ (Моссовнархоз – Московский Совет Народного Хозяйства) и МОССЕЛЬПРОМ. На башне даже установили световую рекламу организации

На дымоходе, со стороны двора была укреплена круглая эмблема треста, где был изображен рог изобилия. А вот внутри здания никаких художественных изысков не было, единственная вольность, которую видно и сейчас – лестница украшена символом предприятия, рабочим с рогом изобилия.

Самая интересная часть настенной рекламы находилась на торцевой части. Это было голый железобетонный каркас, заполненный кирпичом с редкими окнами контор или квартир. Родченков и Степанова решили использовать рельеф выступающего каркаса и разместили рекламу с цитатами Маяковского. Рисовали прямо на бетоне и кирпиче, а натюрморты «Моссельпром», «Дрожжи», «Пиво и Воды» и «Конфеты», конфеты «Мишка косолапый», молоко и пиво «Друг желудка» были нарисованы на фанерных щитах и прикреплены к стенам.

Это стала самая крупная реклама в столице в 1920-х годов. И ее запомнили надолго. Даже сейчас, в восстановленном виде, она привлекает взгляд и показывает какой яркой и оригинальной может быть реклама.

Во дворе был вход в полуподвал, где размещался склад. Каждое утро туда приходили три тысячи лоточников, торговавшие сигаретами. В том числе и воспетая в популярной тогда черно-белой, немой кинокомедии режиссера Юрия Желябужского «Папиросница от Моссельпрома» (1924 г.) Зина Весенина, которую сыграла актриса Юлия Солнцева

Кстати, продукция Моссельпромы для обычных советских служащих была довольно дорогой. Лоточники, одетые в униформу – темно-синие курточки с золотыми пуговками, торговали папиросами «Ира» и «Герцеговина Флор». У них можно было купить «Трехгорное пиво», конфеты «Мишка косолапый». Все эти товары также были разрекламированы на стенах головного офиса Моссельпрома.

Архитектору Давиду Когану пришлось уделить много внимания всей внутренней структуре здания. Так как оно уже не отвечало требованиям, которые предъявлял Титов будущему доходному дому. Пришлось подвальные этажи переделывать под мучной склад, а это повышенные требования для хранения. На первом этаже сделали перепланировку и разместили администрации московских магазинов. На других работала бухгалтерия, дирекция и другие хозяйственные и административные службы Моссельпрома. Верхние этажи сделали жилыми, там сделали коммунальные и отдельные квартиры, которые предоставили работникам бывшей кондитерской фабрики Абрикосовых, ставшей Бабаевской фабрикой, которая стала входить в структуру Моссельпрома.

Краски стерли и стал обычный дом

В 1930 годах организация была расформирована и после этого красочный фасад здания оказался никому не нужен. Рекламу безжалостно стерли, а стены перекрасили в унылый бледно-бежевый однотонный цвет.

В 1936 году первую советскую высотку передали Народному комиссариату обороны, а на следующий год там сделали коммунальные квартиры для семей высокопоставленных военных. Здесь жили прославленные военачальники И.И. Вацетис, И.Э. Якир, М.Н. Шарохин, Г.И. Хатагуров, И.В. Тюленев. Многие позже были репрессированы.

Во время Великой Отечественной войны на высокой башне установили зенитное орудие и прожектор, которые защищали столицу, когда началась битва за Москву.

На баланс Мосгорисполкома здание передали в 1960-х годах и состав жильцов стал постепенно меняться. Некоторые помещения были перепланированы, сделан капитальный ремонт инженерных сетей, которые к этому времени пришли в негодность. Были установлены новые лифты.

В квартирах поселились новые жильцы, например, здесь любовался видами из окна знаменитый лингвист В.В. Виноградов. В его честь на фасаде дома в 1976 году была установлена мемориальная доска.

На верхних этажах башни с 1963 года была мастерская художника Ильи Глазунова. Его дочь Вера вспоминала, что в башне хранилась огромная коллекция старинных икон, «которые родители спасали буквально из печей. Там всегда работало два реставратора. Кто здесь только не бывал! От Михалкова и Распутина до Самаранча, запрещенные писатели, балерины, режиссеры. Люди из разных миров, которые обычно между собой никак не взаимодействовали. В народе знали, что это «глазуновская башня».

Позже часть помещений было отдано одному из факультетов Российского института театрального искусства (ГИТИС), преподаватели которого и поныне обучают студентов в этих стенах.

Надо отметить, что даже после реконструкции улицы Калинина и прокладки Нового Арбата, которые проводились в 1960-х дома, дом Моссельпрома не затерялся среди других высоток столицы, так и остался «тучерезом» в глубине кварталов старой Москвы.

С началом перестройки первые этажи начали сдавать в аренду архитектурной мастерской и салону красоты. Помещения снимались под офисы различных контор, но большинство помещений так и осталось квартирами, хотя их внутренняя планировка изменилась.

Сейчас в здании Моссельпрома квартиры, а на самом верху «тучереза» до 2017 года работала мастерская художника Ильи Глазунова.

Возрождение былой славы дома Моссельпрома

Дом Моссельпрома

В 1997 году было решено восстановить роспись стен здания Моссельпрома. Эти работы должны были завершить к 850-летнему юбилею Москвы.

Восстановление утраченных картин на фасаде поручили архитектору Елене Борисовне Овсянниковой, профессору, преподавателю Московского архитектурного института. Она исследовала архитектуру русского авангарда, отлично знала творчество художников, которые занимались росписью стен здания Моссельпрома. В том числе Овсянникова изучала работы Александра Родченко, и поэтому знала, что он мечтал, чтобы росписи на высотке были сделаны непосредственно по штукатурке. Это дало бы долговечность. Поэтому перед началом художественных работ стены тщательно подготовили и только после этого начали воссоздавать художественное наследие. Чтобы роспись сохранилась как можно дольше, применили современные краски, которые хорошо выдерживают резкие перепады московских температур,

Стоит отметить, что сейчас внутрь здания попасть не так сложно. И даже там можно увидеть чудом сохранившиеся следы прошлого. Например, по всей длине центральной лестнице до сих пор сохранились эмблемы Моссельпрома. Все-таки жильцы следили за своим домом.

Сейчас в здании располагается 23 квартиры. На первом этаже работают магазины и арт-кафе с броским названием «Нигде кроме», напоминающим сразу незабвенные строчки Маяковского для рекламы «Нигде кроме как в Моссельпроме». Владельцы продолжают традиции дома Моссельпрома. У них работает три зала: в одном находится малый театр, в другом расположен филиал книжного магазина «Гиперион» и есть кафе.

По словам совладельца арт-кафе Джона Уильяма:

«Мы хотим показать авангард не только в виде исторического наследия. Идея в том, чтобы традиции дома Моссельпрома и авангарда жили и сейчас. Это не просто тематическое кафе, где на стенах вы видите следы того времени. Это микромир, в котором отражаются идеи авангарда. Центральная идея места — иммерсивный театр. Если вы хотите сделать в нашем месте презентацию книги, мы поможем вам создать живое событие, а не просто скучную презентацию. Мы хотим, чтобы к нам заходили посетители экскурсий по Москве. Мы планируем создать фильм про здание. Мы будем домом для дома».

Внешний вид на сегодняшний день вызывает некоторые опасения в сохранности стен, сбита штукатурка с балконов. Но по словам жильцов, ремонту помешала эпидемия ковида. Хотели отреставрировать часы на башенке, но оказалось, что это дорогой проект, поэтому от него на время отказались.

Официальная информация

Здание Моссельпрома находится по адресу: Калашный переулок, 2/10.

Для того, чтобы воочию увидеть первую советскую высотку нужно от станции метро «Арбатская» Филевской и Арбатско-Покровской линий перейти по подземному переходу около кинотеатра «Художественный» на другую сторону Нового Арбата.

Потом повернуть направо и идти в сторону Кремля. Через 30 метров повернуть налево и попадете в Калашный переулок. Пешком идти около 5 минут.

Если идти от станций метро «Библиотека имени Ленина», то это 10 минут ходьбы, а от «Боровицкой» 14 минут.

Рекомендуем посмотреть на здание Моссельпрома и вспомнить все истории, которые с ним были связаны. Не забудьте взять фотоаппарат.

Делитесь интересной информацией с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

English
Deutsch
Italiano
简体中文
Русский