Бородинское сражение

Бородинское сражение

В календаре «Дни воинской славы России» 8 сентября особо отмечено – в 1812 году в этот день произошло сражение на Бородинском поле.

Это сражение до сих пор считается самым кровопролитным во время Отечественной войны. А результаты обсуждаются до сих пор. Главный вопрос – кто же на самом деле победил. И хотя русские войска отступили, но показали пример храбрости и мастерство военачальников.

Начало Отечественной войны 1812 года

В 1812 году через реку Неман начали переправляться солдаты Наполеона. Несмотря на усилия Александра I сохранить мир, Бонапарт решился на этот шаг.

Вечером 11 (23 июня по старому стилю) разъезд казаков заметил подозрительное движение на другом берегу. Когда стемнело оттуда на начали переправляться французские саперы и тогда произошла первая вооруженная стычка, возвестившая начало войны, получившая в отечественной историографии – Отечественной, а европейцы назвали – Русская кампания.

После полуночи 12 июня началась переправа французов через реку и в 6 часов утра передовые части вошли в российскую крепость Ковно. Вечером императору Александру I доложили о начале боевых действий. Французы переправлялись тремя колоннами, всего же «Непобедимая армия» насчитывала около 600 тысяч человек, русские же могли в эти дни выставить не более 240 тысяч. Резервы находились далеко. Это первая причина столь неудачно начавшейся войны.

Другая причина заключалась в том, что в русской армии на тот момент было два командующих: Барклай-де-Толли и Багратион. Они командовали своими армиями, но единого управления не было, каждый сражался на своем участке. Кроме этого, между ними были личные трения и Наполеон сумел воспользоваться сумбуром в управлении русской армии. Свою лепту в неразбериху первых дней внес император, послушав советов прусского генерала К. Фуля, он приказал рассредоточить силы на три армии. Планировалось, что французов заманят вглубь страны, потом окружат и разгромят. Но Наполеон, имея подавляющее превосходство, умело маневрируя нарушил этот сомнительный план. Когда же Александр I покинул армию, то не назначил главнокомандующего. А ведь издревле известно – в армии доложен быть один командир.

Постоянно ведя арьергардные бои русская армия вынуждена была отступать. Армии Багратиона приходилось идти по 40 километров в день. За 38 дней они отступили на 500 километров. Барклаю приходилось еще хуже, за это же время они прошли 780 километров. Только под Смоленском им удалось соединиться.

Генералов обвиняли в отступлении, но на самом деле это были несправедливые упреки в сторону офицеров и солдат. Арьергардные бои велись при любом удобном случае. Армия Наполеона практически каждый день должна была вступать в стычки. Недаром, уже в первые недели войны в «непобедимой армии» заболело и дезертировало около 150 тысяч солдат.

Битва за Смоленск продолжалась с 4 по 6 августа, но опасаясь окружения, русским пришлось оставить сожженный город и снова продолжать двигаться в глубь страны. Но бои не прекращались, как писали очевидцы, «не было ни одного, хотя немного выгодного места, переправы, оврага, леса, которого не ознаменовали боем. Часто такие бои, завязываясь нечаянно, продолжались по целым часам». Скорость наступления французов упала, войска оказались растянутыми, тылы отставали. Эти факторы давали русской армии время подтянуть резервы, набрать ополчение, подготовиться к будущим сражениям, и вообще, понять, что происходит. Впрочем, времени катастрофически не хватало. А ведь надо было еще эвакуировать население.

Обстановка накалялась. В армии все чаще спрашивали, когда же перестанем отступать. Все слои русского общества были недовольны пассивным поведением военачальников. Несмотря на то, что при императорском дворе Михаила Кутузова недолюбливали, 20 августа он был назначен главнокомандующим. Это подняло настроение в армии, там его любили. Но Михаил Илларионович продолжил отступление. Он рассудил, что сил явно недостаточно для генерального сражения, а позицию у Царево-Займище неудобной, если бой будет развиваться в неблагоприятную сторону. Но генеральное сражение давать надо. А для этого выбрать удобное место.

Выбор места для сражения

Нельзя давать сражение в открытом, чистом поле. Опытные полководцы обязательно выберут такое место, где было бы выгодно расположить войска и в то же время затруднить противнику наступление. Для этого используют все преимущества окружающего ландшафта.

Фельдмаршал Кутузов, уступая требованиям императорского двора, дать бой Бонапарту и этим остановить его вторжение в Россию, искал место, где бы мог дать решающий бой. Ему нужна была местность, где смогли бы разместиться основные силы и построить их в глубокий порядок, то есть иметь несколько рубежей обороны. Для этого использовать природные препятствия: река, холмы, лес, овраги и т.д. За их счет оборона должна усилиться. Кроме этого, необходимо было прикрыть две стратегические дороги: Старый и Новый Смоленский тракты.

Генерал-квартирмейстер армии Карл Федорович Толь нашел такое место, в 12 км к западу от Можайска, в 124 км от Москвы, за рекой Колоча. В центре большого поля стояла деревня Бородино.

Как писал Кутузов, это был лучший вариант: «одно из лучших, которое на плоских местах выбрать можно. Слабые места я надеюсь исправить посредством искусства».

То есть на поле собрались строить оборонительные сооружения.

Наполеон, в отличие от Михаила Илларионович, ждал решительного сражения, где бы он снова подтвердил славу непобедимого полководца. А после разгрома армий России, смог бы ставить свои условия при подписании мира. Поэтому, когда разведка донесла, что русские собираются дать генеральный бой на Бородинском поле, не стал слушать других генералов и маршалов. А ведь некоторые предлагали обойти с фланга в тыл Кутузову и ударить с тыла. Французский император боялся, что Кутузов снова не примет боя и отступит.

Фортификационные сооружения на Бородинском поле

Фортификационные сооружения на Бородинском поле

Укрепленные сооружения на поле боя применяли с древних времен. Основными, прошедшими испытания веками и многочисленными сражениями были рвы, валы, траншеи. Но с развитием вооружения и тактики боя наука о фортификации тоже претерпела изменения, начали отказываться от линейных укреплений, прикрывающих весь фронт армии. На смену пришли укрепленные узлы обороны, способные поддерживать друг друга фланкирующим огнем пушек и ружей. Они сохраняли свое значение, даже при захвате неприятелем другого оборонительного сооружения.

Редуты. Шевардинский редут представлял собой замкнутое укрепление, которое состояло из рва глубиной 2 метра и шириной до 5 метров. За ними был насыпан вал высотой до 2 м. На его гребне был бруствер и ступенька (банкет) для стрелков.

Люнет. Укрепленный узел «Курганная батарея», в отличие от редута, с тыла не было земляных заграждений. Но люнет был вытянут вдоль фронта, что позволило разместить там много орудий и пехоты. Перед люнетом было выкопано 5 – 6 рядов волчьих ям (яма, в дно которой вбиты заостренные колья).

Флеши. Этот вид укрепленного узла более простой по конструкции, чем реданы. Состоят из двух фасов по 20-30 м длиной и соединенных в угол, обращенный в сторону наступающих На Бородинском поле были Семеновские и Масловские флеши.

Засеки. Район Старой Смоленской дороги был густой лес, поэтому их рубили и валили верхушками в сторону противника.

Габионы. Плетеная корзина, наполненная землей. Устанавливалась для защиты артиллерийских позиций и пехоты от огня противника.

Позиции русской армии

Позиции русской армии на Бородинском поле

До сих пор дискуссируется расположение русской армии на Бородинском поле. Почему Кутузов выбрал именно такое расположение, ведь по мнению некоторых исследователей войска можно было расположить гораздо выгоднее. Об этом писали по горячим следам и участники сражения. Например, генерал Левин-Август-Готлиб (Леонтий Леонтьевич) Беннигсен считал, что правый фланг надо было «опереть на деревню Горки и двинуть все остальные войска на поддержку левого крыла». В те дни он занимал пост начальника Главного штаба.

Здесь снова необходимо вспомнить, что между генералами не было единого мнения, как воевать против Наполеона. Беннигсен даже составил план сражения. Например, накануне он отправился в корпус Тучкова с приказом немедленно выступать из Утицкого леса на открытое место и занять позиции с левого фланга Багратиона. В результате корпус Тучкова и московское ополчение понесли большие потери.

Барклай-де-Толли, если верить его воспоминаниям, предлагал ночью правый фланг 1-й армии отвести на высоты Горки, а левый должен был держать Семеновку. А 2-я армия заняла дислокацию 3-го корпуса. Должно было получиться, что боевой порядок остался бы прежним, резервы находились в одном месте, а «не рассеяны и, может быть, решили бы сражение». А князь Багратион мог ударить по правому флангу французской армии. Можно добавить, что воспоминания были написаны уже после сражения. Споров добавляют утверждения французов, по их словам, правый фланг русских «был столь же неприступен, как и неопасен».

Больше всего критике подвергается то, что на линии Бородино – Маслово были размещены 4 корпуса и казаки Платова. То есть, они стояли там, где никаких атак со стороны французов не планировалось. Еще добавляют, что хорошо подготовленные и вооруженные тяжелой артиллерией Масловские флеши оказались вне сражения.

Дело в том, что Шевардинский редут не был расположен на передовой, как это часто утверждается, а был частью единого фронта от Маслова до Шевардина. Для его обороны использовали естественные, природные преграды. Основная задача, которую предстояло решить – надежно перекрыть Новую Смоленскую дорогу в случае прорыва неприятелем фронта. А еще хотели заставить французов атаковать с северо-западного направления, через речку Колочу. Ее форсирование заставило бы французов приложить массу усилий и затратить время. Но даже в этом случае, значение Масловских флешей было невелико.

Кутузов уже сталкивался с Бонапартом, поэтому знал всего его сильные стороны и исходя из этого составил диспозицию, стараясь предугадать все варианты развития сражения, даже самые негативные.

Если бы французы прорвали оборону, то именно Масловские флеши не дали бы развить дальнейшее наступление и захватить Новую Смоленскую дорогу. И если бы русские войска не успели отойти в сторону Можайска, то это была бы уже катастрофа. Так что этот укрепленный узел с тяжелой артиллерией решал важную задачу – подстраховать русские войска, если все пойдет не по плану.

Задают еще вопрос: зачем Кутузов развернул тяжелую артиллерию на север? Но если взглянуть на карту местности, вернее, на речку, то становится понятно – Михаил Илларионович опасался, что около деревень Аксиньино и Рахманово неприятель перейдет вброд Москву-реку. А еще рядом проходил Гжатский торговый тракт, он пересекал Марфин брод, и по нему французы спокойно могли выйти в тыл русской армии. Как видим, Кутузов рассчитал все мыслимые варианты. Оставалось только ждать, что предпримет Наполеон.

Отметим, что это сейчас все отлично известно, как наступал Наполеон, а тогда пере Кутузовым стояла задача со многим неизвестными. Он точно не знал, что французы наступали двумя колоннами по обеим Смоленским дорогам. А ведь корпус Богарне мог идти по Гжатскому тракту, в этом случае наполеоновская армия могла переправиться через Москву-реку вдалеке от русских войск и обойти с тыла. А батарея на Масловских высотах могла обстреливать Гжатский тракт, это могла дать время Кутузову перегруппировать войска.

Вывод, Масловские флеши, не самодурство выжившего из ума главнокомандующего, а осознанный, четко продуманный элемент плана опытного главнокомандующего, который в случае прорыва линии обороны дал бы возможность минимальными силами сдержать наступление и выиграть время для необходимых маневров.

Шевардинский редут занимал самую верхнюю точку над полем грядущего прославленного сражения. Южнее были холмы повыше, но они были далеко от центра битвы и заросли лесом и кустарником, очищать не было времени, сил и смысла. Так что Шевардинский редут оказался на господствующей высоте над полем, в качестве передового опорного пункта. Там разместили батарею тяжелых орудий, это должно было Наполеона развернуть силы в севернее деревни Бородино и ставило его перед выбором: наступать с марша или выводить войска из зоны обстрела артиллерией. В штабе Кутузова рассчитывали, что французы будут наступать на линии Логиново – Беззубово и севернее Валуева, то есть форсировать речку Колочу, или попытаться сделать маневр в обход севернее расположения русских войск. Этот расклад предводителю «непобедимой армии» не нравился. Наполеон старался играть по своим правилам.

В одном из рапортов императору Кутузов написал:

«Построенный нами 24-го числа редут, а также егеря, засевшие в рвах и кустарниках на правом берегу реки Колочи и занимавшие деревни Фомкину, Алексину и Дронину, весьма затрудняли приближение неприятеля по большой дороге…».

Кутузов рассчитал все, что смог.

Диспозиция русских войск

Линия обороны растянулась на 8 км. С юга она начиналась у деревни Утица, на севере – у деревни Маслово.

1. Правый фланг. Правый фланг прикрывал около 5 км, войска заняли позиции по высокому и обрывистому берегу реки Колочь. Солдаты надежно перекрыли Новую Смоленскую дорогу, куда и стремился прорваться Наполеон. В случае неблагоприятного исхода сражения, Кутузов намеревался по ней отводить войска. Обойти с флангов французам было трудно, позицию по бокам прикрывали густые леса, а местность была холмистая, которую перерезали речки и ручьи. Солдаты возвели здесь несколько фортификационных сооружений: Масловские флеши, орудийные позиции и засеки.

2. Центр. Основным укрепленным узлом в центре обороны была батарея Курганной высоты (Батареи Раевского), а французы назвали это фортификационное сооружение – Большим редутом.

3. Левый фланг. Слева местность была не такой лесистой, поэтому пришлось срочно возводить «укрепления с помощью искусства», то есть полевые укрепления. Здесь были построены Семеновские (Багратионовские) флеши. Перед флешами, в полутора километрах, возвели Шевардинский редут. К сожалению, к началу сражения они до конца не были достроены.

Такая диспозиция русских войск поставила Наполеона перед сложным выбором.

Шевардинский бой

Шевардинский бой

За сутки перед генеральным сражением, 24 августа у деревни Шевардино произошла крупная стычка между двумя армиями. Высоту у деревни защищал генерал А.И. Горчаков. Бонапарт приказал маршалу Л.Н. Даву захватить редут. Его поддерживала кавалерия маршала И. Мюрата и польский корпус Ю. Понятовского. Французов было в три раза больше. Редут обороняло около 11 тысяч пехотинцев и кавалеристов, было 12 тяжелых орудий. Французы же ударили лучшими дивизиями, всего около 40 тысяч пехоты и тяжелой кавалерии под командованием генерала Даву.

В течение дня к обоим сторонам подходили подкрепления. Бой завершился только поздно вечером, редут несколько раз переходил из руки в руки, но все же остался за защитниками. Армия Кутузова потеряла около 6 – 7 тысяч человек, французы около 5 тысяч.

Ночью французы пытались снова обойти редут, но были встречены штыками. В темноте и полной тишине русские атаковали вражескую колону, в итоге захватили два орудия и заставили их в панике отступить. Но эта высота была очень нужна Бонапарту, поэтому он приказал снова обойти русских. Кутузов, видя бессмысленность дальнейшей обороны и большой риск окружения Горчакова, приказал войскам отойти. Под покровом темноты защитники Шевардинского редута отступили на отведенное им место.

Французы вспоминали, Наполеон очень удивился тому, что пленных не было, он спросил: «А эти русские решили победить или умереть?». Его генерал Коленкур, участвовавший в штурме редута, ответил – русские привыкли драться с турками, а те пленных убивают, поэтому предпочитали смерть на поле боя, чем смерть в плену. «Император погрузился тогда в глубокое раздумье».

Так закончилась проба сил. Наполеону стало понятно, русские отходить не будут, но сделал важное – обеспечил более удобную позицию для главных сил, захватил господствующую высоту и теперь не надо было форсировать речку Колочу, а русские орудия не будут стрелять ему во фланг. В течение всего следующего дня русским пришлось перегруппировывать свои войска. Кутузову стало ясно, его первоначальный план не сработал, французы будут наносить основной удар по левому флангу, который обороняла 2-я армия князя Багратиона.

Бородинская битва

Бородинская битва

На следующий день после сражения за Шевардинский редут обе армии готовились к предстоящему сражению. Русские войска спешно достраивали оборонительные сооружения, укрепляя линию обороны. Французы в течение дня проводили рекогносцировку на местности, разворачивались в боевые порядки. Разведывательные отряды обоих армий постоянно устраивали вооруженные стычки.

Генеральное сражение началось 26 августа в 05.30 утра с залпа французских орудий, которые разорвали тревожную тишину.

Сражение за деревню Бородино и переправу

Наполеон решил атаковать левый фланг, как наименее укрепленный. Солдат генерал-майора Александра Тучкова и артиллерийский резерв он не увидел. На правом фланге французы пошла в атаку, но это был отвлекающий маневр.

Французский император планировал сломить сопротивление русской армии на Семеновских укреплениях, потом захватить Курганную батарею, отрезать отступающие войска от Новой Смоленской дороги, прижать их к реке и довершить разгром.

План Кутузова был очень прост: надо обескровить французскую армию, поэтому необходимо, чтобы они атаковали в лоб.

Битва началась с атаки на деревню Бородино, которую защищал гвардейский егерский полк.

Над полем стлался плотный туман, чем и воспользовались французы. Через полчаса упорного боя они захватили деревню, а егеря, отступая через реку, попытались разрушить за собой мост, но не успели. Французская пехота сумела переправиться на другой берег. Мост имел важное значение для обеих армий. На помощь подоспели стоявшие рядом части, в штыковой атаке французов удалось отбросить обратно за реку Колочу, и даже отбить обратно деревню Бородино. Но русское командование, разгадав план Наполеона, приказало отступить, а мост сжечь. Французы обезопасили себя от возможного удара во фланг и больше на этом участке боевых действий не велось.

Оборона Семеновских (Багратионовых) флешей

Обезопасив себя своем левом фланге, около 7 часов утра французская армия атаковала Семеновские флеши. Сейчас эта часть сражения более известна, как защита Багратионовых флешей.

Быстрой атаке мешал густой лес, и пока французы его перешли и построились в колоны для атаки, то их постоянно обстреливали из пушек, а в лесу действовали егеря. Высший командный состав понес первые ощутимые потери, поэтому атаки наступавших были «не всегда успешны».

В первые часы боя французы бросили в атаки 24 тысяч человек, то есть менее 18% от общего числа. И хотя заметного успеха они не достигли, но общая позиция русских войск заметно ухудшилась, потери от французской артиллерии возросли.

Историки насчитывают восемь атак, проведенных французами. В бой шли элитные части пехоты, но русские их выбивали из флешей. Дело в том, что с тыла флеши не имели оборонительных сооружений, поэтому удерживать их было крайне сложно. А артиллеристы, засевшие у Семеновского оврага, своим огнем не давали французам закрепиться и развить наступление.

Во время восьмой таки Багратион лично повел в контратаку оставшихся солдат и офицеров, но осколок французского ядра раздробил ему бедро. После этого войска были отведены за Семеновское.

После смертельного ранения Багратиона, командование 2-й армией взял на себя Дмитрий Сергеевич Дохтуров, командовавший резервом армии. Он принял все меры к укреплению позиций, и французы в этом направлении не продвинулись ни на шаг.

Пытаясь развить успех, Наполеон хотел атаковать батарею Раевского, но тут его ожидал неприятный сюрприз, ему доложили, что в тылу армии действует конница русских. Оказывается, Кутузов приказал казакам сделать рейд по тылам противника. Они разгромили несколько обозов, разогнали итальянскую дивизию и без потерь вернулись к своим. Так что инициатива снова ускользнула из рук французского императора.

Кстати, современники и историки утверждают, что значение этого рейда преувеличено. И приводят, как одно из доказательств, что никого из командиров не наградили. Но забывают, что этот кавалерийский налет дал два часа перерыва, пока французы разобрались, что в тылу у них уже никого нет, они даже перестали атаковать. А в ставке французского командования появилась неуверенность за надежность своих тылов, так как атака легкой конницы, или даже кирасиров, могла произойти в любой момент.

За это время подошли резервы, были сделаны необходимые перегруппировки и битва за Баргатионовы флеши продолжилась с новым ожесточением.

К этому времени Кутузов уже понял, что у французов пехоты почти не осталось, значит, будут атаковать кавалеристы. Вдоль Семеновского ручья позиции заняли гвардейские полки, подошли резервы.

Бой за Утицкий лес

Когда описывают Бородинское сражение, то мало внимания уделяют боям за Утицкий лес, который рос на высоком холме. А ведь Кутузов отлично понимал его значение для армии, ведь именно это направление перекрывало Старую Смоленскую дорогу. Таким образом он стал опорным пунктом на левом фланге русских войск.

По приказу главнокомандующего здесь скрытно разместился пехотный корпус, которым командовал генерал Александр Тучков, он должен был внезапно нанести удар во фланг противнику. Для усиления были переданы отряды ополченцев. Кроме этого разместили батарею орудий. Поэтому, когда французы, под командованием Понятовского выдвинулись в сторону Утицкого кургана, их ждал сюрприз. Солдаты Тучкова остановили наступающих, но в 11 часов утра на помощь подоспел генерал Жюно и французам удалось захватить Утицкий холм. Но вскоре последовала контратака и наполеоновским солдатам пришлось отступить, сам же Тучков погиб. Командование взял на себя генерал-лейтенант Карл Багговут, но как только основные силы русских отступили к Семеновскому оврагу, то Утицкий курган тоже был оставлен. Центр сражения сместился и это направление перестало быть стратегически важным.

Надо отметить, что активное участие в бое принимало народное ополчение, прибывшее из Москвы и Смоленска.

Сохранились воспоминания французского офицера Винтруни, атаковавшим Утицкий курган:

«Вдруг высокий лес ожил и завыл бурею. Семь тысяч русских бород высыпало из засады. С страшным криком с самодельными пиками, с домашними топорами они кидаются на неприятеля, как в чащу леса, и рубят людей, как дрова».

Огнестрельное оружия у них было очень, поэтому сражались пиками, топорами и прочим холодным оружием, переделанного из кос.

Народного ополчения было около 25 тысяч человек, они занимались строительством флешей, ремонтом мостов и т.д. Во время сражения служили санитарами, они с поля боя спасли более 5 тысяч человек. Собирали брошенное оружие. Стояли в третьей линии резерва. Кстати, одной из причин, почему Наполеон не бросил в битву последние резервы было то, что он точно не знал численность народного ополчения. А бой за Утицкий лес наглядно продемонстрировал, что с этой силой тоже придется считаться.

Среди ополченцев было много дворян, которые пришли на Бородинское поле со своими крестьянами. Среди них даже был знаменитый поэт Василий Андреевич Жуковский, так что война уже приобретала черты Отечественной, народной войны.

Батарея Раевского

Еще одним местом ожесточенных боев стала батарея Раевского. Официальное название – Курганная. Ее установили ночью, перед сражением и была предназначена для обороны центра. Построена была в виде люнета, окруженного рвами и волчьими ямами. Орудия простреливали до Новой Смоленской дороги и деревень: Семеновское и Горки. Поэтому французам ее надо было захватить во что бы то ни стало. Наполеон считал этот узел обороны ключом к победе.

Атаки на батарею начались около 9 часов утра, в разгар боя за Багратионовы флеши, и успешно отбивались русскими. Но когда около 11 часов корпус Богарнэ пошел в очередную атаку, то положение резко ухудшилось. Дело в том, что часть солдат была переброшена на защиту Багратионовских флешей, поэтому французам удалось ворваться в редут.

Это был один из опаснейших моментов за все время битвы. Неприятелю оставалось только установить орудия и практически все поле боя они могли безнаказанно простреливать. Начальник штаба 1-й армии Алексей Ермолаев и начальник артиллерии Александр Кутайсов повели в штыковую атаку егерей. Отступающие солдаты остановились, а потом тоже бросились в контратаку. В плен попал французский генерал Бонами, а генерал Кутайсов пал смертью храбрых.

После артобстрела неприятель вновь пошел на батарею. Обходя с разных сторон им все же удалось ворваться внутрь. Завязался отчаянный рукопашный бой, но французы все же захватили остатки укреплений. За время штурма они потеряли более 3 тысяч солдат и пять генералов. В корпусе Раевского уцелело около 700 человек. Но задача была выполнена. Если бы батарея пала в начале сражения, то все могло повернуться не в пользу русской армии. А к четырем часам дня, когда на Курганной высоте окончательно закрепились французы, фронт уже откатился назад и значение батареи Раевского снизилось. К тому же у них уже не было сил развивать успех.

Гораздо позже, отдавая дань уважения, Наполеон скажет про Николая Николаевича Раевского: «Этот русский генерал сделан из материала, из которого делаются маршалы».

К вечеру напряжение битвы стало спадать, хотя артиллерийская перестрелка продолжалась до 7 часов вечера. Бонапарт, оценив свои потери и новую диспозицию русской армии, понял, что дальнейшее наступление пока нецелесообразно. Он отказался от предложения бросить в бой резерв – легендарную императорскую гвардию. А еще его ждало неприятное открытие, на захваченных с такими потерями позиций не было ни пленных и брошенных орудий. Поэтому французам пришлось вернуться в обратно.

Русские активно готовились к следующему дню, но в полночь пришел неожиданный приказ от главнокомандующего: оставить позиции и отступать в сторону Можайска.

Итоги Бородинского сражения

Несмотря на огромные потери, русская армия выстояла, хотя по всем канонам тогдашнего военного искусства должна была быть полностью разбита. Короткие вспышки паники, с которых начинаются крушения фронтов, быстро гасились ветеранами, офицерами и генералами. А примеров мужества и героизма было очень много.

Была еще одна причина для отступления, у Кутузова не оставалось резервов, а у Наполеона еще были части, причем, опытные, проверенные в других войнах, 20 тысяч гвардейцев.

Оба полководца приписывают победу в сражении себе. Но современные историки больше склоняются, что результаты все же неопределенные. Оба главнокомандующих достигли своих целей, но главное – безоговорочная победа, никому не досталась. Впрочем, западные специалисты утверждают – это была безоговорочная победа Наполеона, ведь русская армия отступила со своих позиций. Но они не учитывают важного фактора – армия не утратила своего боевого духа и доказала, что армию Наполеона можно бить.

За 12 часов беспрерывного боя русские войска потеряли убитыми и ранеными более 40 тысяч человек, французы – около 60 тысяч. Впрочем, это цифры приблизительные. Например, у русских не учитывали ополченцев, которые тоже принимали участие в битве, а у французов много бумаг было утеряно или уничтожено во время отступления.

План французского стратега уничтожать пехоту орудийным огнем сработал. Именно артиллерия сыграла важную роль в этой битве. Позже Наполеон напишет: «В битве под Москвой французская армия оказалась достойной победы, а русская армия стяжала право называться непобедимой».

А главнокомандующий русскими войска Михаил Кутузов в записке императору Александру I написал:

«26 числа мир увидел самое кровопролитное сражение в своей истории. Никогда еще новейшая история не видела столько крови. Идеально подобранное место битвы, и враг, который пришел атаковать, но был вынужден обороняться».

Сейчас многие уверены, что оба полководца допускали много ошибок, плохо реализовывали возникающие возможности по ходу боя, но дело в том, что Кутузов и Наполеон предугадывали и парировали действия друг друга. Это была кровавая шахматная партия. И если Кутузов все же отступил, то по большому счету лишил Бонапарта плодов победы, оставив только невосполнимые потери. Надо еще учесть, в армии агрессора произошел едва заметный надлом, больше такой доблести солдаты французского императора не показывали. А вот русская армия сохранила боеспособность и моральный дух.

Делитесь интересной информацией с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

English
Deutsch
Italiano
简体中文
Русский