Немецкий пилот на Красной площади

Немецкий пилот на Красной площади

28 мая 1987 года на Красной площади в Москве сел легкий самолет «Cessna» под управлением немецкого летчика-любителя Матиаса Руста. Для всей страны эта посадка стала шоком. Оказалось, воздушные границы могучего Советского Союза можно безнаказанно пересечь. Особую остроту добавило то, что в этот день в СССР отмечали День пограничника.

Это происшествие до сих пор волнует исследователей своей недосказанностью, есть детали, которые до сих вызывают вопросы и споры.

Матиас Руст – навстречу мечте

Отец Руста была инженером-электриком и с детства приучал сына к технике. В 5 лет мальчик попал на аэродром и у него появилась мечта – стать летчиком. В 17 лет, после сдачи необходимых экзаменов он получил лицензию пилота. Он арендовал у клуба самолет французского производства Reims-Cessna F172P Skyhawk II. Самолет очень подходил для начинающих пилотов, к тому же двигатель был экономичен.

Прежде чем отправится в свой легендарный полет в Советский Союз он облетал почти всю Северную Европу. Даже садился в Исландии, где проходил саммит, на котором встречались Горбачев и Рейган.

Эти полеты натолкнули его на мысль, что границы можно пересекать незамеченным. И когда вернулся в Гамбург задумался о перелете в Москву.

Для повышения радиуса полета, Руст снял задние сиденья и смонтировал там дополнительные топливные баки.

28 мая 1987 года, в 13.10 взлетел с аэродрома в Хельсинки. Диспетчеру сказал, что летит в Стокгольм. Первые 20 минут Руст летел строго по маршруту, но затем выключил радиостанцию и сделал резки поворот в сторону советского границы.

Когда утверждают, что Руст был неопытным пилотом, эксперты указывают, что он действовал по всем правилам военной науки. Он снизился до 80 – 100 метров, чтобы советские РЛС его не замечали, как можно дольше. К тому же его маршрут якобы случайно совпал с авиатрассой, по которой летали гражданские самолеты.

Между тем, это безрассудное поведение создавало реальную угрозу безопасности для авиалайнеров, которые летели по маршруту Москва – Хельсинки. Диспетчеры полетов вынуждены были быстро менять эшелоны высоты и направления самолетов, попавших в опасную зону.

Потом финны заметили, что спортивный самолет пропал и начали поиски. Там, где самолет пропал с мониторов их радаров спасатели нашли масляное пятно на воде. Они сделали вывод – «легкомоторник» потерпел катастрофу. Вызвали водолазов для поиска обломков, но, естественно, ничего не нашли. Откуда так кстати взялось это пятно, до сих пор непонятно.

Когда немецкий летчик пересек государственную границу между Финляндией и СССР, то странности не закончились.

За основной ориентир Руст взял дым из труб сланцевого комбината в Кохтла-Ярве (Эстония).

Границу он пересек на максимально низкой высоте, поэтому радиолокационные станции ПВО Союза засекли его позже, когда Руст поднялся повыше. Впрочем, позже появились данные, что советские пограничники заметили низколетящий объект и даже обстреляли из стрелкового оружия. Но почему-то не сообщили в вышестоящий штаб.

В 14.10 «Cessna» попала в зону действия советской радиолокационной станции 14-й дивизии ПВО. Была объявлена тревога. Цели присвоили боевой номер 8255, но приказа об уничтожении не поступало. Дело в том, что еще были свежи воспоминания о сбитом корейском Боинге в 1984 году. Был строгий приказ – гражданские самолеты не сбивать. Знал ли об этом приказе Матиас неизвестно, но это ему помогло лететь дальше.

Два дежурных МиГа-23, поднятые в небо по тревоге, с военного аэродрома «Тапа» не смогли найти небольшой самолетик, как раз в это время погода начала резко ухудшаться, низкая облачность и начавшийся дождь помогли самолету. Впрочем, летчик истребителя заметил легкомоторный самолет типа нашего «Як-12» белого цвета с голубой полосой на борту. Но самолет резко нырнул вниз, на высотку 20 – 30 метров и визуальный контакт был потерян. Тучи надежно скрыли нарушителя границы от глаз советских летчиков. Потом и радары потеряли самолет Руста. А через несколько минут они засекли другую цель, хотя она следовала другим курсом и на другой высоте, но предположили, что это и есть пропавший подозрительный самолет. Только вот теперь он устойчиво подавал сигнал «я – свой». Решили списать на несовершенство техники или какой-то сбой.

Читайте также:  Московский герб

Кстати, он пролетел аккурат между зонами ответственности 14-дивизии ПВО и 54-го корпуса ПВО. Эксперты тоже указывают, что про эту лазейку в ПВО знало ограниченный круг лиц. В итоге цель 8255 была обозначена как плотная стая птиц. Пока на земле решали, что это было, Руст продолжал свой смелый воздушный бросок в юго-восточном направлении.

Случайности и удивительная удача не покидали немецкого летчика.

Около 15.00 пролетал около Пскова. Когда он долетел до станции Дно, но попал в зону ответственности ПВО Москвы. Радары его заметили, но в это же время один из авиаполков проводил учебные полеты, в воздухе одновременно находилось 12 самолетов. Добавим, ровно в 15.00 произошла смена кода опознания: «свой – чужой». Но часть молодых летчиков не сделали смену кода и система несколько самолетов сделала «чужими». Сходу разобраться в этой мешанине из самолетов командирам было трудно, поэтому сделали как проще, присвоили всем признак «я – свой». Руководители полетов так часто делали, но по понятным причинам не афишировали этого. Так Руст «легализовался» в воздушном пространстве СССР и потерял интерес у ПВО.

Гораздо позже немецкие журналисты проводили собственное расследование. Они утверждают, что в районе города Старая Русса молодой пилот совершил промежуточную посадку.

Они подсчитали, что если разделить всю длину маршрута, это около тысячи километров, на время полета, около семи часов, то средняя скорость спортивного самолета «Cessna» получается 140 км/час. На самом деле крейсерская скорость самолета этого типа составляет 220 км/час.

И снова странное стечение обстоятельств. Когда он перелетел в другой район, то там его должны были обязательно засечь РЛС, но накануне в том районе столкнулись два военных самолета. Над местом падения летали вертолеты и самолеты, доставлявшие к месту крушения специалистов. За один из таких бортов был принят легкомоторный самолет Матиаса Руста.

Уже на подлете к Москве, «Cessna» снова появилась на экранах радаров, но на этот раз военные приняли его за метеорологический зонд. Никто даже мысли не мог допустить, что иностранный самолет так далеко залетит в глубь страны.

Кстати, снова удача была на стороне немецкого юноши. Автоматизированная система ПВО Московского военного округа не работала, там проводились профилактические работы. Поэтому слежение производилось в ручном режиме, а связь была по телефону.

Но на всякий случай два МиГа-23 были подняты в воздух, чтобы проверить сигнал. Летчики прочесали территорию, никого не увидели, а тем временем Руст летел дальше к столице Советского Союза.

Противовоздушные силы Московского округа посчитали его нарушителем полетов вертолетом и сняли цель с оповещения, понадеявшись, что другие с этим разберутся.

В 17.40 Матиас Руст находился в зоне московского аэроузла. В аэропорту Шереметьево подняли тревогу. Даже вынуждены были закрыть аэропорт на прием и вылет гражданских самолетов.

Между прочим, потом в прессе активно обсуждалась версия о якобы сговоре между немцем и руководством аэропорта. Но следствие доказало, что эта «сенсация» не имеет под собой никакого основания.

Надо учесть такой немаловажный фактор, системы ПВО и истребители были рассчитаны на высоко летящие цели с большой скоростью. А «Cessna» Руста летела низко и медленно. Один из летчиков его заметил, но сопровождать его не смог из-за разницы в скоростях. К тому же не было четкого приказа из вышестоящего штаба, поэтому никто не взял на себя ответственность сбить еще один гражданский самолет.

Читайте также:  Отечественная война 1812 года: сдача Москвы, отступление Наполеона

Сам же Руст, как только свернул к советско-финской границе, сохранял весь полет полное радиомолчание в эфире. У него работал только радиокомпас.

Когда в аэропорту поняли, что все не так просто, и своими силами с этой проблемой уже не справиться, то устраивать погоню с истребителями за нарушителем было уже поздно.

Летчик Матиас Руст на Красной площади

Матиас спокойно летел над Москвой. Его цель была Красная площадь. Когда он сам позже рассказывал журналистам, ничего другого в Москве он не знал. После трех неудачных попыток приземлится на Красной площади он решил садиться на Москворецком мосту. Утверждают, что сотрудники ГАИ заметили самолетик, и чтобы избежать авиакатастрофы остановили движение по улице. Руст смог сесть, ловко сманеврировав в просвет между троллейбусными электропроводами. Запас у него был менее метра. Эксперты задаются вопросом, смог ли бы неопытный и молодой пилот, несколько часов сидевший за штурвалом самолета, к тому же летевший не в простых погодных условиях, так ювелирно приземлится.

На суде Руст утверждал, что хотел приземлится в самом Кремле, но увидев, что подходящей площадки нет решил сесть перед Покровским собором. Но площадь была заполнена гуляющим народом. Он включил посадочные огни и приветственно покачивая крыльями несколько раз пролетел над ними. В ответ люди махали ему руками и дружески улыбались.

И тут не обошлось без совпадений. В тот же день, но немного раньше над Красной площадью летал вертолет, с которого производили фотосъемку. Поэтому, когда дежурному по отделу охраны Красной площади майору Токареву позвонили и спросили: «Кто там у тебя летает?», то он спокойно доложил: «Да это съемки идут». Когда же постовой милиционер сообщил, что над площадью летает какой-то самолет, то лениво сказал: «Ты смотри, чтобы коровы по площади не ходили, а самолет – хер с ним!».

А дальше события уже развивались быстро и неожиданно для всех.

На место приземления немецкого самолета прибыл заместитель начальника московской милиции Николай Степанович Мыриков. По рации он связался со своим шефом, генерал-лейтенантом Петром Степановичем Богдановым и доложил: «Товарищ генерал! На Красной площади сел немецкий самолет!». Богданов только выругался, в такое поверить было невозможно. Зато замначальника ГАИ по Москве полковник Панков приехал тут же, как только узнал о беспрецедентном происшествии: «Надо ехать. Когда «Россия» горела, я тоже ведь сразу не поверил». Вскоре туда же примчался Богданов. А минут через двадцать приехали «люди в сером» и увезли смущенного улыбающегося «героя» на Лубянку.

В 12.21 Руст вылетел из Хельсинки, а в 18.43 приземлился в Москве. 18.55 Руст подрулил к Покровскому собору и раздавал автографы. Полет занял более шести часов.

В 20.00 немецкого пилота арестовали.

Итоги перелета

Летчик Матиас Руст в суде

Надо вспомнить, что такое позорное происшествие для службы ПВО случилось еще 15 мая 1941 года. Немецкий самолет Ju-52 безнаказанно перелетел по маршруту Белосток – Минск – Смоленск – Москва и спокойно приземлился на Центральном аэродроме, расположенном тогда около стадиона «Динамо».

«Воздушное хулиганство» Руста стоило должности министру обороны СССР Сергею Соколову и главкому войск ПВО Александру Колдунову. Кроме них своих должностей лишились более 300 офицеров. Утверждают, что Михаил Горбачев воспользовался этим шумным делом и удалил неугодных ему офицеров и генералов, выступавших против Перестройки и прочих реформ в стране, а также заигрываний с блоком НАТО. Теперь первый президент Советского Союза получил лояльное командование и смог приступить к сокращению вооруженных сил Советского Союза и продвигать свои кардинальные изменения.

За решетку отправили только двух офицеров 14-й противовоздушной дивизии, дислоцировавшейся в то время в Эстонии. По словам бывших сослуживцев, такой кадровой чистки, как после перелета Матиаса, советская армия на знала с 1937 года.

Читайте также:  Подвиг Кремлевских курсантов

Обычные советские граждане встретили Матиаса хорошо, у него брали автографы, фотографировались, подоспевшие журналисты брали интервью. Позже с сочувствием отнеслись к тюремному наказанию. Суд его приговорил к четырем годам за «воздушное хулиганство».

На суде он доказывал, что своим полетом хотел призвать всех к миру. Мировые СМИ сочинили романтическую байку, что парень таким экстравагантным способом хотел произвести впечатление на девушку. Другие писали о каком-то пари. Советские газеты выходили под заголовками «Страна в шоке!». Была еще одна любопытная версия – это был гениальный рекламный ход. Отец Руста являлся дилером компании «Cessna» в Западной Европе, а объемы продаж в это время упали. Понятное дело, что после такого перелета, когда маленький самолетик смог «победить» надежную систему советского ПВО, продажи взлетели вверх. Советские военные убеждали, что это происки иностранных спецслужб.

Приверженцы различных теорий заговоров, указывают на две детали, о которых мало говорили в то время. Мало того, что он слишком точно летел в слепых зонах ПВО СССР, но немецкие журналисты заметили, что прилетел он с почти полными баками, значит, где-то заправлялся. А еще он поменял одежду, вылетел в рубашке и джинсах, а из кабины в Москве он вылез в модном красном комбинезоне. Переодеться в тесной кабине спортивного самолета очень сложно, тем более, когда он находится в воздухе. Любое неосторожное движение, случайно зацепившее какой-нибудь тумблер и до больших проблем рукой подать.

В камере он сидел вместе с учителем английского языка, которого посадили за спекуляцию, так что общий язык, в прямом и переносном смысле этого слова, они нашли. Отсидел Руст чуть более года и его амнистировали.

Дома же его ждали большие проблемы. Финские власти выписали крупный штраф, более 100 тысячи долларов, ведь поисковая операция встала казне в копеечку, пока он летел навстречу своей мечты. Хотя Руст потом говорил, что штраф позже снизили. Кроме этого у него отобрали лицензию на управление самолетом, как человека «неуравновешенно психически». Этот диагноз он подтвердил, когда проходил службу в госпитале, то бросился с ножом на медсестру. Якобы она отказалась идти с ним на свидание. Приговорили к четырем года, но через год выпустили.

Кстати, он приезжал в СССР, хотел встретится с Горбачевым, но его не пустили. Руст расстроился и уехал в путешествие по Юго-Восточной Азии, где принял индуизм, женился на индианке, кстати, дочери богатого торговца чаем. Потом семья приехала в Германию.

Позже поймали в супермаркете, где Матиас пытался украсть свитер. В общем, он оказался обычным хулиганом, у которого были психические проблемы.

Но несмотря на некоторые проблемы с головой, Руст выпустил мемуары о своем полете и неплохо на этом заработал. Его знаменитый самолет купил коллекционер из Японии, а потом продал его в Немецкий технический музей.

Вопрос, насколько спонтанным был полет, или это была тщательно спланированная акция, открыт до сих пор. Многие документы хранятся под грифом «секретно». Но то что перелет и посадка Матиаса Руста нанесло огромный ущерб по престижу страны, повлек перестановки в высших эшелонах власти, это факт.

А москвичи быстро придумали анекдот, что в столице открылся новый международный аэродром Шереметьево-3. А в ГУМе, возле знаменитого фонтана выставили милицейский пост, знающие утверждали, что там должна была всплыть американская подводная лодка.

Как бы там ни было, но событие 28 мая 1987 года навсегда вошло в историю России, став еще одним символом Перестройки.

Делитесь интересной информацией с друзьями

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

English
Deutsch
Italiano
简体中文
Русский