В далекой и новейшей истории Москвы много мистики, большое количество гиблых мест с ужасной репутацией.

Можно ли верить самым уважаемым москвичам, которые заявляют, что не раз встречались с привидениями, а также другим товарищам, уверяющим, что видели НЛО, старушек с черным посохом и мужиков бестелесных? Все, что будет здесь рассказано, не претендует на правду. Верить или нет – ваше личное дело.

Необъяснимо, но факт

В 1989 году в редакции популярной телепрограммы «Очевидное – невероятное» раздался звонок пребывающего почти в истерике строителя, живущего в общежитии в спальном районе. После этого звонка туда тут же отправились телевизионщики.

Сотрудники Центрального телевидения провели в общежитии три месяца, пытаясь на камеру зафиксировать существо, которое окрестили новым словом «барабашка».

Разобраться в сверхъестественном явлении помогали академики РАН и специалисты Института земного магнетизма. В общежитии толпились писатели, журналисты, режиссеры, жизнь его обитателей стала походить на первое в истории нашего телевидения реалити-шоу. Массовое паломничество начало совершать и простое население.

Увидев по Центральному телевидению, к которому в то время было абсолютное доверие, что в Москве есть барабашки, и их наличие признают авторитетные академики, горожане ввели моду ставить в своих квартирах фигурку домовенка – некий оберег  жилища от всяких потусторонних сил.

Наука не сказала «нет», ученые признали, что не все понимают и многое пока объяснить не могут. А это почти что «да».

21 век, квартира в Бутове. Галина Новикова вызвала лозоходца – так называют специалистов, которые ищут геопатогенные зоны. Биоэнергетик Сергей Шведов с помощью рамки тут же обнаружил негативную энергетику. А там, где она присутствует, могут быть и барабашки, и другие явления, которые способны испортить жизнь человека.

Как известно, в местах сильного геопатогенного излучения постоянно ломаются бытовые приборы, а также болеют люди. Всему виной вредные излучения Земли и всевозможной техники, окружающей современного человека. «Врачи сказали, что у меня абсолютно здоровый ребенок, – рассказывает Галина. – Но по ночам он не спит. Вот я и решила проверить с помощью биоэнергетика, все ли в порядке с моей квартирой».

Сергей Шведов, обследовав помещение, заявил, что неправильно выбрано место для кровати. Глубоко под землей, наверное, присутствует огромный разлом, одна плита породы наезжает на другую, возникает мощное электромагнитное поле, которое влияет на все живое.

Почему два дома, которые построены по одинаковой технологии в одно время, живут разной жизнью? Один разрушается, а другому старость к лицу. Всему виной геопатогенные зоны. Если под домом нарушение земной коры, то жить он будет плохо и недолго. То же самое касается дорог и, к сожалению, людей.

Рассмотрим со специалистом карту Москвы. Шкала такая: от -10, когда кошмар и надо съезжать, до +10, когда все прекрасно. Плохо дело почти во всем Центральном округе (-10), на Соколе (-4), в Выхине (-9). Хорошо в Коломенском (+8), у стадиона «Лужники» (+8). Но через реку находится МГУ, а там вообще смертельная зона (-9). Вот как излучина реки влияет на энергетику.

Чем можно подкрепить мнение лозоходца? Историей строительства главного университета страны. Сколько проблем возникло у архитекторов и рабочих при воздвижении этого высотного здания на Ленгорах! Прокляли все: и саму идею, и свою безграмотность. Знали бы историю, строить не стали.

В XIX столетии архитектор Витберг в этом месте начал возводить Храм Христа Спасителя. Да-да, то, что мы привыкли видеть совсем в другом месте. Храм был бы виден всем, как Эйфелева башня в Париже. Но не получилось. Фундамент и лестница съехали в овраг, стройку отменили, архитектора наказали – и больше здесь никогда ничего не строили.

Но тем и шокирует советская власть, что она как будто начала все с белого листа, порвав учебник истории. МГУ на Ленгорах решили построить, чего бы это ни стоило. Возводили сталинские высотки не комсомольцы и ударники соцтруда, а заключенные, свезенные со всей страны. И это тоже добавляет черной краски в картину великой стройки.

Официальная хроника показывала счастливых обитателей общежития МГУ, налаженный быт, все условия для учебы. Но никто не рассказывал, что здесь рекордное количество самоубийств среди студентов. И все почему-то прыгают в окно. Делали это преимущественно провинциалы, которые не могли выдержать этой энергетики. И суициды продолжаются до сих пор.

Некоторые люди, которые пришли погулять на смотровую площадку, говорят о каком-то волнении, дискомфорте – что-то не то на этом вечном празднике жизни, где торгуют сувенирами и беспрерывно женятся.

Угол Покровки и Чистопрудного бульвара – адрес, хорошо известный «скорой помощи». Рекордное количество сердечных приступов среди пешеходов, несколько жертв в месяц. Причем «скорая» обычно даже не успевает довозить человека до больницы живым.

Электромагнитное поле, бьющее из недр планеты, действительно может убить человека. В старину таких мест просто сторонилось, называли «гиблыми». Сейчас всему нашли научное объяснение, но строители к словам специалистов не прислушиваются.

В Москве то машина в центре города уйдет под землю, то рухнет старый дом, то начнет разрушаться новостройка. Техногенных катастроф много, а почему это происходит и как с этим бороться, понимания мало.

Возьмем, к примеру, Сходненскую и соседнее Тушино. Старые дома покрыты трещинами, и на это внимания уже никто не обращает. А вот неприятности в новостройках будоражат всю Москву. Уплачены большие деньги – и такое безобразие.

Рассказывает историк Анатолий Макеев: «Например, ЖК «Алые паруса», построенный на берегу Москвы-реки. Место очень проблемное. Пошли трещины по фундаменту, идет провал грунта. Происходит медленное, но неуклонное сползание всего комплекса в сторону реки».

Эти районы пытались сделать эпицентром городского спорта. Большой стадион, бесконечные кроссы и лыжные забеги. Но постепенно с народной физкультурой покончили – слишком много было травм. И если разрушение новостроек можно списать на косяки современных проектировщиков и строителей, которые плюют на качество, то как объяснить чересчур высокий процент травм?

Говорят, в нехорошем месте ломаются не только руки и ноги, но и психика. Живет человек и постепенно сходит с ума. Вот почему человеку, у которого в жизни что-то не заладилось, часто советуют просто переехать в другое место.

Нехорошим какое-то место могут сделать разные байки про привидения. Иллюзионист Амаяк Акопян привык удивлять людей, а сам ни в какие чудеса не верил. Все на свете – это лишь ловкость рук. Но в павильонах Останкино его как будто заменяли другим человеком, который на самом деле ведет общение совсем не с Хрюшей и Каркушей, а с чем-то потусторонним.

Легенда говорит, что работающих и живущих в Останкине преследует призрак маленькой старушки в черном. Одни считают ее вполне себе доброй и легко приручаемой за мелкие взятки. Рассказывает историк Ирина Сергиевская, написавшая книгу «Москва таинственная»: «Когда начинаем новый проект, нужно непременно поставить старушке стопку водки. Если забудешь, толку не будет – проект закроют. Еще она любит сладости».

Другие впечатлительные москвичи считают призрак очень опасным, встреча с которым является предвестником трагедии – чьей-то смерти. «Я ее встречал, – рассказывает Макеев. – У меня кольнуло в боку, как будто его раскаленной иголкой пронзило. Но через секунду боль прошла. Не ко мне она шла. Это спустя много лет я начал понимать, что мимо меня прошло нечто страшное».

Вроде рядом три православных храма, которые должны держать эту территорию в чистоте и безопасности. Но специалисты говорят, что даже такого количества позитивной энергии для здешних мест маловато.

Надо очень-очень любить телевидение, чтобы чувствовать себя хорошо в Останкинском телецентре. Серые стены, темно, бестолково, два корпуса, соединенных между собой зловещим подземным тоннелем. Вершина архитектурной нелепицы. Сплошные запутанные коридоры, переходы, тупики. Кажется, что какая-то неведомая сила сбивает человека с пути и хочет, чтобы он заблудился.

Телевизионный комплекс торопились сдать к Олимпиаде-80. Спешка спешкой, но не до такой же степени.

Сегодня существует немало исследований влияния на человека электромагнитных волн, и специалисты утверждают: Останкинская телебашня – центр аномальной зоны. Даже далекие от мистики аборигены признают, что постоянно ощущают соседство с главной телебашней страны.

Продать квартиру в этих домах очень трудно. Кто-то боится онкологических заболеваний, кто-то – нервных срывов, а кто-то – необъяснимых техногенных явлений.

Рассказывает Сергиевская: «Например, человек подходит к своему дому, видит свет в своем окне и думает, что вторая половинка уже вернулась. Заходит в квартиру, а никого нет. И при этом лампочки еще чуть светятся. Видимо, лампы что-то подзаряжало, и они включались».

Еще в советскую эпоху заметили, что в Останкине всегда на градус или два холоднее, чем в других районах Москвы. И специалисты по аномальщине говорят, что это еще один верный признак нехорошего места.

Однажды Амаяк Акопян чуть не захлебнулся двумя глотками воды. Такое могло быть и в другом московском месте, но фокусник с этим не согласен – только в Останкине. «Не секрет, что это здание было построено на месте, где был пруд с большим количеством утопленников, особенно женщин, – рассказывает он. – Барышни шли сюда топиться косяками».

Сейчас в Останкине пруд один, а когда-то их было четыре. Их любили обитатели Шереметевского дворца – крепостные актеры, звездой среди которых была Параша Жемчугова. Когда ее возлюбленный Николай Шереметев умер, его сестра решила избавиться от крепостного театра. Она считала, что Прасковья Жемчугова свела ее брата в могилу, и ненавидела за это всех актеров. Она стала поштучно распродавать актеров, и люди, не желая расставаться с любимыми и родными, кончали жизнь самоубийством.

Цандера, 7 – дом, в каждом подъезде которого череда трагедий. Аргуновская, 12 – та же дурная репутация. АСК-3, одно из зданий телецентра, тоже находится в этом списке. Все эти сооружения выросли на месте осушенных Актёркиных прудов, как называли во времена графа Шереметева эти водоемы.

Парапсихологи утверждают, что не погребенные достойно тела излучают негативную энергетику. Однако если принять на веру эту теорию, то из российской столицы стоит бежать. Почти в каждом районе Первопрестольной в советскую эпоху разрушили какой-то погост и воздвигли дом культуры, магазин или жилой квартал.

Чертовщина всякая

Метро Семеновская. Прекрасный Храм Воскресения Христова, чудом избежавший сноса при Сталине. А вот Семеновскому кладбищу, которое было рядом, не повезло. Ожидая скорой войны, Иосиф Виссарионович приказал здесь в короткие сроки построить авиамоторный завод. Сейчас он называется «Салют». Выросло предприятие на разоренном кладбище, на молодой его части, где были еще совсем свежие захоронения людей. Причем никого не дали перезахоронить.

И в первый же год жизни предприятия рабочие стали видеть в цеху «бестелесного мужика», как они называли потом этот призрак на допросе. Он портил продукцию и оборудование, то есть явно хотел, чтобы все работы здесь прекратились. Рабочих арестовывали, но происшествия продолжались. Парторга сверхсекретного завода Ивана Храпова допросили сотрудники НКВД и насмерть запугали: «Либо ты выследишь того, кто срывает работу оборонного завода, либо положишь партбилет на стол или даже отправишься в тюрьму».

Иван Сергеевич засел в засаде и несколько дней вообще не уходил из цеха. Виски его поседели. И вот поражающий воображение факт: в архивах хранится первое и, наверное, единственное в мире уголовное дело, основным фигурантом в котором является призрак. Название в духе тех времен: дело «О контрреволюционерах, замаскировавшихся под привидения». Вот так безбожная советская власть, которая никогда не верила в сверхъестественное, по сути, признала, что привидения все-таки бывают.

После войны «бестелесный мужик» появлялся очень редко, а потом исчез навсегда. Но на предприятии, построенном на разоренном кладбище, появилась другая напасть. Начались самовозгорания. Пожаров было так много, что пожарные посоветовали руководству завода завести собственную пожарную команду.

Сегодня Москва продолжает строиться.

В 2004-ом на Сущевском Валу возле универмага «Марьинский» начали делать большой тоннель. Дорога здесь была давно, а вот так глубоко еще не копали. Под землей оказалось огромное Лазаревское кладбище – так называемая «скудельница». В старину так именовали общие могилы, организованные во время какого-либо мора. Многие рабочие отказывались работать, поскольку им стали мерещиться призраки, какие-то окровавленные тени. Да и без привидений было страшно смотреть на попадавшиеся горы костей людей, похороненных без гробов.

Жители элитных новостроек на Минской и Мосфильмовской улицах не знают, что их бесценные квадратные метры возникли на месте так называемых «чумных оврагов», куда во время эпидемий каторжники свозили тысячи умерших людей.

Правильнее всех, пожалуй, поступала Екатерина II. Если строители в то время наталкивались на захоронение, то священник служил молебен, и все останки с почестями хоронили в другом месте – достойном и спокойном. Это было чрезвычайно важно для тех, кто потревожил чей-то прах, а также тех, кто собирался потом жить на этом месте.

Определить, где нехорошее место с точки зрения биоэнергетики, человеку могут помочь собаки и кошки. Ученые давно признали, что наши братья меньшие чувствуют параллельные миры и знают больше нас. Кошкам еще с самых древних времен приписывали мистические свойства. И до сих пор сохранился обычай: первой пустить ее в новую квартиру. Хорошая примета. При выборе мест в доме, где вы будете спать и вообще проводить большую часть времени, ориентируйтесь на поведение животных.

Кошки предпочитают места с отрицательной энергетикой, а собаки – с положительной.

Когда в конце семидесятых решили строить новую сцену для Театра на Таганке, в котловане неожиданно обнаружили кладбище кошек. Строителям показалось, что сюда в течение веков приходили умирать все бродячие коты Москвы. И когда случилась первая премьера, актер Дальвин Щербаков сломал себе ногу. Прошло немного времени, и тяжело подвернула обе ноги Алла Демидова.

Демидова вспоминает: «Очень сильный экстрасенс и парапсихолог Николай Носов посмотрел нашу репетицию и прогон «Трех сестер» и сказал: «Пока не поздно, разбегайтесь. Здесь очень плохая энергетика». Я говорю: «Когда строили театр, наткнулись на кладбище кошек». Он сказал: «Вот видите».

Юрий Любимов вызвал священника. Сцену освятили, но несчастья продолжались.

Начали рушиться «кирпичи Таганки», как называли актеров, создавших этот легендарный театр. Сначала ушел из жизни Арнольд Колокольников. Через несколько месяцев умер Владимир Высоцкий. Потом запретили два лучших спектакля: «Бориса Годунова» и «Высоцкого». Любимов уехал на Запад.

«На его место пришел Анатолий Эфрос, – рассказывает Демидова. – Он поставил шесть спектаклей на новой сцене и тоже ушел из жизни. А потом началось это страшное время, связанное с разделением Таганки. Я ушла из этого театра. Теперь я понимаю, что Носов был прав».

Мы живем сегодня в мире уникальной техники и невероятных технологий. Но к сверхъестественному относимся как-то нервно и слишком категорично. Либо слепо верим и при этом походим на сумасшедших, либо смеемся и крутим пальцем у виска, что является другой крайностью. Но москвичей, конечно, жалко. Здесь слишком много легенд и всякой аномальщины.

В особняке Николая Игумнова на Якиманке расположено сейчас французское посольство. Иностранцы, конечно, вселились сюда по незнанию одной страшной истории. Они не ведали, что дом этот считается проклятым, и до революции здесь жить никто не хотел. Легенда гласит, что в стенах этого красивого особняка произошло убийство из-за ревности. Купец Игумнов в то время был сослан царем в провинцию, но возвратился без предупреждения проведать любовницу.

«С танцовщицей Варварой он застукал красивого гусара, который был избит и выброшен с балкончика второго этажа, – рассказывает Макеев. – Любовницу же купец побил так сильно, что через некоторое время она скончалась».
С того времени здесь периодически появляется призрак девушки в ночнушке. Устойчивая дурная слава закрепилась за домом сразу же. Так и пустовал он долгие годы. Но советская власть устроила в пустующем здании сначала дом культуры, а в 27-ом здесь обосновался Институт мозга.

Французы, заселившиеся сюда в 38-ом, тоже не раз видели привидение девушки. Иногда она появляется одна, а иногда – в компании с плешивым мужичком в кепке. Девушка играет с лысым в карты, гуляет по коридорам. Говорят, что товарищ убитой любовницы Игумнова – это Ленин. В этом особняке проводили эксперименты с его мозгом и разделили его на 30000 частей – искали ген гениальности. Сталинские ученые хотели удивить иностранных коллег на международном форуме.

Сотрудники института думали, что сделали великое открытие, но все закончилось полным крахом. На форуме один немецкий психиатр заявил, что обнаруженные у Ленина генетические отклонения свойственны не гениям, а психически больным людям, и таких «гениев» в его психлечебнице полно.

Институт мозга разорили. Ученых, распиливших без толку мозг Ильича, посадили. Особняк опять остался пустым, пока сюда не въехали французы. И если подойти к дому Игумнова вечером, то окна его печально темны. Дело в том, что французские чиновники на ночь там не остаются, хотя жилая зона в особняке есть.

Если верить легенде, девушка из далекого прошлого преследует жителей и обычного дома в Перове – на Перовской, 39. «Недалеко вроде бы находилось кладбище, – рассказывает историк Сергиевская. – Одна женщина из-за несчастной любви совершила самоубийство, и ее похоронили за оградой. На месте склепа этой дамы находится сегодня злосчастный 3-й подъезд 3-го корпуса этого дома. Неразделенная любовь заставляет призрак этой женщины мстить всем молодым мужчинам».

И юноши уходят из жизни. За последние пять лет их было уже девять человек. Родители других переживают, хотят отсюда съехать. Даже если не хочешь верить, все равно очень страшно. Макеев комментирует: «Еще Владимир Даль называл Перово родиной всей российской нечисти. Кикиморы, лешие, водяные, русалки нарождаются именно здесь, а потом уже расползаются, разлетаются и расплываются по всей русской земле».

Когда советское телевидение в 89 году впервые снимало очевидцев полтергейста в рабочем общежитии на окраине Москвы, свою программу журналисты решили закончить на оптимистической ноте. «Если мы сумеем разгадать природу полтергейста, – заявил один из ученых, – то это будет большой скачок вперед в нашем понимании объективной действительности и взаимодействия духовного мира с материальным».

Эти слова актуальны и сегодня. Прошло 30 лет, но никакого понимания нет до сих пор.

Драмтеатр имени Пушкина – еще одно мистическое место Москвы. Эти стены помнят редкую любовь. Режиссер Александр Таиров не представлял своей жизни без музы – актрисы Алисы Коонен. И оба не могли бы жить без этой сцены. Они купили особняк на Тверском бульваре еще до революции, и камерный театр заменил им ребенка. Ему отдали все силы, всю любовь. Жили тут же, в квартире рядом с гримерными.

В 49-ом, уже изрядно потрепав нервы и самолюбие Таирова, власти выжили его из театра. Камерность была не нужна. Требовался размах и крупные формы для восхваления режима. Алису Коонен лишили всех ролей. Да и без мужа она ничего бы играть на этой сцене не стала. Представьте чувство этой женщины, которая часами ходила по бульвару и не хотела идти в свою квартиру. Ведь ей там был слышен каждый звук на сцене, вся жизнь рожденного в любви с мужем театра.

И это продолжалось больше двадцати лет. Она надеялась, что здесь откроют музей, но этого не произошло. Когда актриса умерла, ее вещи растащили. Старожилы театра уверяют, что по этим коридорам ходят призраки и Таирова, и Коонен. Если встретишь режиссера, будет смена руководства. А если Алису, спектакль обязательно провалится.

Кто-то скажет: товарищи, это все сказки для взрослых, фольклор, небылицы, рассказы чудаков. Но старая поговорка гласит: нет дыма без огня. Может быть, дыма здесь напущено очень много, но он точно был от огня.

КАРТА САЙТА – УЗНАЙ МОСКВУ!