От Дома книги к Дому Гоголя: История Библиотеки Дома Гоголя. Новые разыскания в архивах

От Дома книги к Дому Гоголя: История Библиотеки Дома Гоголя. Новые разыскания в архивах

Существующая до настоящего времени история Библиотеки, именуемой сегодня ГБУК г. Москвы «Дом Н.В. Гоголя – мемориальный музей и научная библиотека», размещенная на сайте и используемая в официальных документах, была составлена в 1993 г. К настоящему времени назрела необходимость глубокого изучения архивных документов, проведения исторических исследований для составления аргументированной, максимально приближенной к исторической правде хроники создания и бытования Библиотеки.

Прежде всего, необходимо уточнить год создания Библиотеки и обстоятельства ее появления на свет. В связи с тем, что в «старой» истории годом основания указывался 1923: «Рождение будущего «Дома Гоголя» произошло в 1923 году, когда по инициативе и при личном участии Н.К.Крупской была создана передвижная библиотека Наркомпроса» , поиски были начаты именно с фондов Наркомпроса и Главполитпросвета. В результате этот тезис не нашел подтверждений, не было обнаружено никаких упоминаний о «передвижной библиотеке Наркомпроса». Существовавшая тогда система передвижных библиотек была весьма обширной и строилась по территориальному признаку, в данном случае по районам Москвы. Они носили название «передвижной фонд такого-то района» – Красно-Пресненского, Сокольнического, Рогожско-Симоновского, Хамовнического и т.п. В структуре самого Наркомпроса имелась библиотека, но она была создана в 1918 г., ее главной задачей было обслуживание сотрудников, и, уж точно, она не являлась передвижной. Как указывалось в одном из протоколов заседания президиума коллегии Наркомпроса «основное внимание библиотека должна уделять подбору литературы по народному просвещению, необходимой сотрудникам НКП в их повседневной работе. Кроме того в библиотеке должна храниться без выдачи на дом по одному экземпляру всех официальных изданий Наркомпроса» . Так что, нет никаких оснований для утверждения о создании в 1923 г. «передвижной библиотеки Наркомпроса» и вообще о ее существовании.

Составленная в 1993 г. «история» опиралась, в основном, на три документа: докладная записка старшего инспектора НК РКИ Паевского; Протокол № 24 заседания Президиума МСОДН; выписка из Протокола № 20 заседания Коллегии МОБЛ РКИ. Учитывая имевшиеся в нашем распоряжении архивные копии, мною был в первую очередь изучен фонд Народного Комиссариата Рабоче-Крестьянской инспекции (НК РКИ), где выявлен целый комплекс документов, относящихся к делу о проверке Подвижной Библиотеки Госиздата. Упомянутая записка Паевского является заключительным аккордом в почти детективной истории.

Эти документы позволяют сделать однозначный вывод, что Библиотека была основана в 1926 г. Об этом говорится в объяснительных записках самих сотрудников Госиздата. В своей подробной записке, послужившей основой для докладной старшего инспектора РКИ, Александр Руднев, технический руководитель Библиотеки, прямо указывает: «Начало работы Библиотеки относится к марту 1926 года» . О том же пишет в своей записке зав. отделом ОПТА Г.И.Лордкипанидзе: «Библиотека была открыта в начале 1926 года в рекламных и культурных целях» . Это повторяет в своей записке Паевский. В анонимном письме в «Рабочую Газету» автор также указывает, что библиотека была организована в 1926 г., а целью ее было «осуществление идеи продвижения книги в массы» . А.Руднев пишет, что «главной задачей библиотеки, была доставка книг читателю на дом или по месту службы»  (подчеркнуто автором). В истории, составленной в 1993 г., использовалась только записка Паевского и фраза о целях вырвана из контекста и отнесена, совершенно безосновательно, к 1923 г.

Что касается всех документов, относящихся к делу о проверке Подвижной Библиотеки Госиздата, то картина складывается следующая. В октябре 1927 г. в редакцию «Рабочей Газеты» поступает анонимное письмо, в котором говорится о «бесхозяйственности и разложении трудовой дисциплины», приведших Библиотеку к «гибельному концу». В конце автор просит: «Давая этот материал, прошу его не выдать в ГИЗ, так как состою сотрудником в последнем» . Редактор газеты 19 октября пересылает анонимку в Московскую Рабоче-Крестьянскую Инспекцию с сопроводительной запиской: «Препровождаю при сем копию письма о погубленных народных рублях, не напечатанного в газете, редакция «Рабочей Газеты» просит Вас принять меры к расследованию дела по существу письма и о результатах расследования сообщить редакции» . 22 октября Московской РКИ «препровождается по принадлежности, полученное в бюро жалоб МРКИ отношение «Рабочей Газеты» от 19.10 за № 33174 с заметкой о загубленных народных рублях, как входящее в компетенцию вашего учреждения», то есть в Народный Комиссариат Рабоче-Крестьянской Инспекции. Письмо было получено 25 октября, поставлено «в очередь» 29-го и расписано для исполнения товарищу Паевскому 29.11.1927 . Старший инспектор Паевский отчитался о выполнении задания 1 февраля 1928 г. докладной запиской на имя заведующего Внеплановой инспекцией товарища Лычева. К этому времени, как отмечает в Паевский, «был распущен весь штатный состав работников», поэтому инспектор «собрал лишь некоторые данные по этому вопросу» . Очевидно, что упоминавшиеся выше записки Руднева и Лордкипанидзе послужили основным источником сведений и именно они легли в основу отчета проверяющего. Резолюция на докладной записке предписывает «т. Паевскому: На основании материалов составьте краткий ответ Редактору Рабочей Газеты», что и было исполнено 6 февраля 1928 г.

Таким образом, благодаря анонимному письму сотрудника ГИЗа и последовавшей проверке мы имеем материал о том, когда была основана Передвижная Библиотека «Дом Книги» Госиздата, в чем заключались ее задачи, как была организована работы, с какими трудностями пришлось справляться и даже списочный состав сотрудников.

Библиотека подчинялась административному аппарату Торгового сектора Госиздата. Работа велась по двум направлениям: обслуживание читателей, приходящих в библиотеку; доставка книг на дом. Услуги Библиотеки были платными, причем плата была различная для отдельных категорий читателей. При обслуживании в стационаре:

У Библиотеки не было в штате сотрудников, доставляющих книги на дом. Поэтому пришлось обратиться к помощи Правления Артелей Безработных при Бирже Труда. В течение двух лет сменилось несколько артелей безработных, результат сотрудничества с ними был неудовлетворительным. Работа по «линии обслуживания читателей на дому велась тремя враждующими между собою группами 1) книгоноши, 2) агентура [сотрудники, работающие параллельно книгоношам по сбору новых читателей и инкассации очередной подписной платы за чтение] и 3) персонал Библиотеки». Самыми главными недостатками книгонош из артелей безработных оказались: «неаккуратная доставка, не культурный состав книгонош, обособленность книгонош от основного аппарата Библиотеки и к тому же сменяемость через каждые три-четыре месяца». «Случайные люди, не заинтересованные делом, относились к своим обязанностям с сомнительной добросовестностью».

Фонд Библиотеки в начале ее работы составлял 25 000 томов, в конце – 37 000. Штат постоянно сокращался, к тому же в значительной своей части состоял из случайных людей, часто подвергался чисткам и перестановкам, возможно, в силу специфики исторического момента. «Госиздат в силу причин, может быть от него не зависящих, направлял в Библиотеку некоторых лиц на должности занятые хорошими работниками».

«За время существования Библиотека обслуживала по преимуществу служилый люд (70% и 30% рабочие и студенты) послав им около 500 000 книг». Это результат 2 лет работы.

В отличие от доставки книг на дом, «часть стационарная, т-е выдача книг на руки читателю в помещении самой Б-ки… развивалась очень неплохо, была безубыточной». Штат Библиотеки составлял 23 человека: заведующий библиотекой, технический руководитель, бухгалтер, счетовод, кассир, машинистка, заведующий агентурой, сборщик книг, 2 старших библиотекаря, каталогизатор, 4 библиотекаря, 2 отборщика, экспедитор, 2 сотрудника стола взысканий, 2 телефонистки, уборщица. Работала Библиотека «от 12 до 6 ч. вечера» .

В силу целого ряда причин – проблемы с кадрами, частая смена администрации Торгового сектора, которому подчинялась Библиотека, высокие расходы, особенно на содержание передвижной части – в конце 1927 г. было принято решение о продаже Библиотеки. В годовом отчете Госиздата за 1927 г. Библиотека фигурирует в разделе «убытки и расходы».

Вопрос о покупке Библиотеки  и условия договора подробно обсуждались на заседании Президиума МСОДН 8 декабря 1927 г. (Протокол № 24). Договор между Государственным Издательством РСФСР и Московским Губернским Советом Общества «Долой неграмотность» (МСОДН) был заключен 21 декабря 1927 г.

В срок «не позднее 7-ми дней (рабочих дней) со дня подписания договора» Госиздат обязался передать ОДН «книжный фонд и инвентарь». «Ориентировочно количество книг в библиотеке устанавливается в 37.000 экз., а размер суммы, затраченной на переплеты,– в 11.000 рублей». Библиотечный инвентарь состоял из «карточек, каталогов, печатных и карточных, ящиков к ним, сумок для книгонош и проч.». Кроме того, Госиздат передал ОДН «договора с теми абонентами, которые к моменту подписания сего договора будут состоять в числе подписчиков», а также «все денежные залоговые суммы этих абонентов» и даже «все материалы, как-то: адреса, карточки и т.д. в отношении прежних абонентов». За приобретаемое имущество ОДН обязалось уплатить Госиздату «18 000 рублей векселями по 1 000 рублей каждый сроком платежа 12 числа каждого месяца». «Госиздат передает ОДН ныне занимаемое Библиотекой помещение, сроком по 1 января 1928 года….К 1 января 1928 года ОДН должно… самостоятельно войти в соглашение с Домоуправлением о продлении арендного договора» . С указанной даты Библиотека продолжила свою работу по прежнему адресу: улица Тверская, дом 51, сохранив свое название «Дом Книги». Адрес Библиотеки не случаен – в этом же доме находился Книжный магазин № 4 «Дом Книги», являвшийся частью торговой сети Госиздата.

Сделаю небольшое отступление, т.к. считаю важным упомянуть о том, что в Госиздате существовала служебная библиотека, главной задачей которой было обслуживание сотрудников Госиздата в их профессиональной деятельности, в отличие от Библиотеки «Дом Книги», которая должна была нести книгу в широкие массы трудящихся. В секторах ГИЗа свои библиотеки существовали с 1919 г. (с основания самого ГИЗа). Библиотека в составе Управления Делами Госиздата была создана в 1921 г. по распоряжению Председателя Редакционной коллегии и Члена Правления Госиздата Мещерякова Н.А. (Распоряжение № 31 от 2 октября 1921 г.). Тем же распоряжением аннулировались все библиотеки при отделах ГИЗа, а их фонды передавались в Библиотеку Управления делами. В Распоряжении подчеркивалось, что «Библиотекой имеют право пользоваться все научные сотрудники Государственного издательства» . Деятельность служебной библиотеки ГИЗа никак не была связана с Подвижной Библиотекой «Дом книги» и продолжалась после ее закрытия и продажи в конце 1927 г., о чем свидетельствуют распоряжения по Госиздату за более поздние годы.

С 1 января 1928 г. Библиотека продолжила свою работу по прежнему адресу – улица Тверская, дом 51. Заведующим Библиотекой был назначен Крылов Николай Александрович, до этого работавший ответственным секретарем Хамовнического РСОДН. Ему было поручено «произвести приемку библиотеки с предоставлением права привлечения нужных работников», а также «немедленно получить от ГубПП [Губернского Политпросвета] разрешение на открытие МСОДН библиотеки» .

На заседаниях Президиума МСОДН в течение 1928 г. неоднократно рассматривались вопросы, связанные с работой Библиотеки. В повестку дня заседаний включаются вопросы: «Информация о состоянии Библиотеки «Дом книги»; «Информация о состоянии и работе Подвижной Библиотеки «Дом книги» . Было утверждено Положение о Библиотеке «Дом книги». К сожалению, само Положение найти не удалось, только протокол, где принимались отдельные поправки к нему . Управление Библиотекой было возложено на Правление, подотчетное МСОДН. Правление состояло из 3-человек членов Правления и 2-х кандидатов.

Был установлен следующий штат Библиотеки: заведующий библиотекой, помощник заведующего, 2 библиотекаря, счетовод-кассир, технический работник, зав. агентурным отделом. В дальнейшем, «в зависимости от расширения и хода работы» предполагалось «пригласить каталог-издатора-квалификатора». Работала Библиотека с 12 до 9 часов вечера. Было установлено «распределение рабочего времени между служащими б-ки» так, чтобы «часть сотрудников работала от 12 до 6 час. и другая – от 3 до 9 час. вечера» .

К участию в работе Подвижной библиотеки «Дом Книги» были привлечены РСОДН (районные советы ОДН). Этот вопрос обсуждался на заседании Секретариата МСОДН 27 января 1928 г. Было решено «предложить РСОДН развернуть рекламирование библиотеки через ячейки ОДН путем широкого осведомления ячеек и распространения соответствующих плакатов». В свою очередь товарищу Крылову, как заведующему библиотекой, предложено «в кратчайший срок разработать форму соглашения с РСОДН и ячейками ОДН, а также и точную инструкцию о порядке работы» .

В мае 1929 г. появляется решение ЦК ВКП(б) о прекращении коммерческой деятельности ОДН, на основании этого решения III пленум ЦСОДН принимает соответствующее постановление. Однако, на местах это постановление не вызвало никакого энтузиазма и выполнялось с большой неохотой. В результате вездесущая РКИ была вынуждена вмешаться. «Обследование ОДН, проведенное РКИ РСФСР в начале 1931 г. установило, что в ряде областей и районов местные Советы ОДН продолжают вести коммерческую деятельность в открытой или скрытой форме, в связи с чем Коллегия РКИ РСФСР постановлением от 16/IV-1931 г. вновь указала на необходимость немедленной ликвидации коммерческой деятельности», говорится в совместном письме Центральной Ревизионной Комиссии ЦС ОДН и НК РКИ РСФСР, адресованном «Всем областным (краевым) и районным Ревизионным комиссиям ОДН» . На основании которого Коллегия МОБЛ РКИ на своем заседании рассмотрела вопрос о «выполнении директив о ликбезе, Постановления НК РКИ РСФСР «О работе ОДН» от 16/IV-1931 и пришла к выводу, что «Постановление Наркома РКИ от 16.4.31 по работе ОДН полностью со стороны ОДН не выполнено…. Коммерческая деятельность не прекращена и при Обл. отд. ОДН в настоящее время остались существовать фото-лаборатории и «Дом Книги». … Коллегия МОБЛ РКИ предлагает…: Предложить ОДН в декадный срок выполнить решение НК РКИ РСФСР и ликвидировать коммерческие предприятия по области в то числе фотолаборатории, передав «Дом Книги» в единую библиотечную сеть. Предложить МООНО принять «Дом Книги» .

Судьба фотолабораторий нам неизвестна, а Библиотека «Дом Книги» осталась в составе МСОДН по очень простой причине. Чуть раньше, чем было принято это решение, Совещание заведующих секторами Московского областного отдела народного образования 15 марта 1931 г. заслушало доклад «О единой библиотечной сети» и постановило: «В связи с тем, что вопрос о единой библиотечной сети до сих пор в высших инстанциях не разрешен… составить проект письма районам области о том, что разрешение этого вопроса откладывается и что в 31 году единая бибсеть будет проведена лишь как опыт в отдельных районах» . Из чего становится очевидно, что  передавать Библиотеку оказалось просто-напросто некуда.

В это время высшее руководство страны приходит к решению, что необходимо готовиться к войне. Ожидая создания военного блока «поляко-румын и балтийцев», направленного против СССР, руководство поставило задачу «создать… условия, необходимые для развертывания (в случае войны) не менее 150-160 пехотных дивизий, т. е. дивизий на 40-50 (по крайней мере) больше, чем при нынешней нашей установке». «Без этой «реформы» нет возможности гарантировать (в случае блока поляков с балтийцами) оборону Ленинграда и Правобережной Украины». «Но для «реформы» потребуются немаленькие суммы денег (большее количество «выстрелов», большее количество техники, дополнительное количество командного состава, дополнительные расходы на вещевое и продовольственное снабжение). Откуда взять деньги? Нужно… увеличить (елико возможно) производство водки. Нужно отбросить ложный стыд и прямо, открыто пойти на максимальное увеличение производства водки на предмет обеспечения действительной и серьезной обороны страны» .

Здесь необходимо вспомнить, что 8 ноября 1917 г. был издан указ, запрещающий производство и продажу алкоголя. И хотя после смерти Ленина «сухой закон» был отменён, в стране неоднократно принимались законодательные акты по борьбе с пьянством и алкоголизмом. В 1928 г. было создано «Российское общество по борьбе с алкоголизмом» (ОБСА). В конце 1928 г. в Москве был открыт первый вытрезвитель. Совместно с Госиздатом была организована беспроигрышная книжная лотерея, под девизом «Книга вместо водки!». Ячейки ОБСА на предприятиях выпускали листовки: с фотографиями пьяниц и прогульщиков, с карикатурами антиалкогольного содержания. Объявлялись конкурсы на звание: «непьющее предприятие», «непьющий цех» или «лучший трезвый рабочий». На страницах созданного в 1928 г. журнала «Трезвость и культура» публиковались статьи о влиянии алкоголя на организм, пропагандировался опыт организации трезвого досуга. Проводились агитсуды над злоупотреблявшими спиртным. Стали серьезно разрабатывается медицинские, социальные и административные методы борьбы с пьянством. Проводились социологические исследования о структуре потребления спиртного: половозрастной динамике, путях приобщения и водочной «культуре», семейным положением и т.д.

Однако, в 1930 г. официальная антиалкогольная политика сделала крутой поворот. Было дано указание перейти от «узкой антиалкогольной работы к развернутой борьбе за оздоровление бытовых условий». Теперь разъяснялось, что «разрешение проблемы пьянства и алкоголизма произойдет само собой по мере роста благосостояния и культуры людей, поскольку при социализме нет почвы для этих буржуазных пережитков» .

Общество «Долой неграмотность» быстро отреагировало на эти веяния. При подготовке «расширенного заседания Президиума ЦС ОДН 17-18/II-31 года» в тезисы доклада «Об итогах и перспективах работы ОДН» был включен следующий пункт: «Данный этап развертывания культурной революции выдвигает, как очередную задачу, необходимость немедленного слияния всех добровольных обществ, работающих на культурном фронте (ОДН, ОДД, Общество борьбы с алкоголизмом, ОДР, ОДСК и др.) в одно общество социалистической культуры» .

В апреле 1932 г. все «Общества по борьбе с алкоголизмом» официально объединили с «Союзом безбожников» и обществом «Долой неграмотность» и назвали этот гибрид обществом «За здоровый быт» (ОЗБ) . В результате Библиотека стала называться ««Дом Книги» О.З.Б.»

В мае 1933 г. произошло слияние ОЗБ с Московским областным комитетом Рабочего общества Красного Креста (МОК РОКК) «ввиду параллелизма и однородных задач, стоящих перед РОКК”ом и ОЗБ по организации культурно-бытовой работы среди трудящихся». «Райсоветы ОЗБ и райкомы РОКК должны это слияние превратить в массовую боевую кампанию по укреплению рядов РОКК и его работы силами, вливающимися из членов общества «За здоровый быт» .

В Постановлении Президиума МОК РОКК от 15 мая 1933 г. поручалось Горкому РОКК «провести слияние, приняв дела с активом и пассивом, а также со всеми хозпредприятиями…». Различным секторам МОК РОКК – орг.массовому, оздоровительному, хоз.сектору – предписывалось «в трехдневный срок принять дела в соответствующих секторах ОЗБ». «Срок окончания слияния по области – 31/V-33г.» .

Таким образом, становится ясно, что не библиотека переходила в ведение то одного, то другого общества или организации (как указано в «старой» истории Библиотеки), а сами общества сливались и реорганизовывались. Таким образом, на заре туманной юности Библиотека была ведомственной, а частая смена названий (указывающих на принадлежность тому или иному обществу или организации) связана со слиянием и реорганизацией самих этих обществ и организаций.

Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (СОККиКП) СССР, подразделением которого являлся МОК РОКК, позиционировался как массовая пролетарская оборонная организация.

Общество помогало создавать санитарные учреждения, запасы оборудования и перевязочных средств. Была развернута сеть лечебно-профилактических учреждений, больниц, родильных домов, амбулаторий. Особое внимание уделялось работе в сельской местности.

Красный Крест взялся за постройку бань, прачечных, санитарных пропускников. Актив Общества следил за чистотой столовых, общежитий, читал лекции о значении личной и общественной гигиены.

Под эгидой Красного Креста зародилась санитарная авиация, сыгравшая важную роль в развитии экстренной медицинской помощи. Красный Крест готовил бортовых врачей и медсестер, а также медсестер-парашютисток.

Была организована массовая подготовка сестринских кадров, на предприятиях и стройках организовывались санпосты и сандружины. Эти формирования принимали участие в маневрах Красной Армии.

Через три месяца после завершения слияния обществ, 10 сентября 1933 г. Президиум МОК РОКК поручает руководителю Библиотеки «т. Нагорному в месячный срок при «Доме Книги» сосредоточить всю РОКК”овскую литературу, организовав специальный отдел в «Доме Книги» по санпросвещению Красного Креста». Менее года оставалось Библиотеке носить свое прежнее название – 1 апреля 1934 г. Президиум МОК РОКК постановил реорганизовать «Дом Книги» в Культбазу МОК РОКК. При обсуждении было отмечено, что «с реорганизацией все согласны и считают, что вопрос поставлен правильно и своевременно». Комиссии из трех человек под председательством товарища Нагорного было поручено к 7 апреля «разработать положение о Культбазе» .

Однако уже в мае того же года следует новое решение Президиума: «Переименовать Культбазу в Дом Культуры и Санитарной Обороны» (ДК и СО) . В его состав вошли Библиотека «Дом Книги» и Отдел распространения при Управлении Хозяйственными Предприятиями (УХП) МОК РОКК. 8 августа 1934 г. директор Е.И.Нагорный уже выступил с отчётом «о деятельности ДК и СО за полугодие» на заседании Президиума МОК РОКК. По его докладу Президиум констатировал, что «ДК и СО вышли из периода организационного оформления и вступили в стадию непосредственной работы, взяв правильное направление в своей деятельности». «По библиотечной деятельности полугодовой план выполнен на 96,9 %… По количеству читателей план выполнен на 125 %, при расходе фонда зарплаты на 92,2 %. Вместе с тем Президиум МОК РОКК считает, ДК и СО ещё не вплотную подошёл в своей работе к вопросам сан-оборонного характера» .

Библиотека стала именоваться Библиотечный сектор ДК и СО, который включал администрацию, стационарный отдел, филиал № 1, подвижной отдел, передвижной отдел, отдел комплектования и киоски. Согласно объяснительной записке к годовому балансу за 1934 год «штат работников ДК и СО за 1934 год состоял из 128 человек, из них по библиотечной работе 73» .

В целом работа ДК и СО состояла в следующем: проведение лекций и распространение литературы по «линии санитарно-оборонной работы и оздоровления труда и быта трудящихся»; выпуск газеты и проведение радиопередач; обслуживание предприятий и учреждений Москвы и области кинопередвижками; обслуживание читателей. Работа библиотеки по-прежнему велась на платной основе. Она заключалась в «выдаче книг на дом через стационары библиотеки», «доставке книг читателям на дом через специальный штат библиотекарей», «обслуживание учреждений, Жактов укомплектованными передвижками» .

Читая про специальный штат библиотекарей, осуществляющих доставку книг на дом, как не вспомнить про мытарства Подвижной библиотеки Госиздата с некультурными и необразованными книгоношами из артелей безработных, которой администрация Торгсектора упорно отказывала в решении кадровой проблемы. Вот что значит массовая пролетарская оборонная организация, да ещё  в ожидании предстоящей войны. В штате подвижного отдела состояло 28(!) библиотекарей, занимающихся доставкой, а также ещё 3 библиотекаря и заведующий отделом. Передвижной отдел состоял из заведующего, двух библиотекарей и 15 инструкторов.

В стационарном отделе работали заведующий, 5 библиотекарей,  кассир и помощник библиотекаря. В филиале № 1 – заведующий, 6 библиотекарей, 3 помощника, кассир и уборщица. В отделе комплектования помимо заведующего трудились  массовик, библиограф, библиотекарь по проверке, классификатор, 2 каталогизатора, 3 библиотекаря по обработке и 2 расстановщика .

За 1934 г. «общее количество читателей Библиотеки выросло до 6 612 на 1 января 1935 г., против 5 811 на 1 января 1934 г. Количество выданных книг для чтения выросло до 1092934 в 1934 г. против 966306 в 1933 г.» .

ДК и СО и, соответственно, Библиотечный сектор располагался по адресу улица Герцена (до 1920 и после 1993 г. Б.Никитская) дом 9. Филиал находился там же, где располагалась Подвижная Библиотека Госиздата «Дом Книги» при своём рождении – улица Горького (до 1932 и после 1990 г. Тверская) дом 51.

В конце 1937 г. Библиотека стала самостоятельной структурой в результате решения Президиума МОК РОКК «о реорганизации культсанбазы МОК РОКК» (почему-то в выписке из Протокола № 27 от 15декабря 1937 г. ДК и СО именуется то культсанбазой, то санкультбазой. В остальных документах фигурирует ДК и СО). Было решено «Сан. культ. базу ликвидировать. Составить Библиотеку как самостоятельную организацию, работающую на самоокупаемости и подчиняющуюся МОК РОКК» .

На заседании 10 июня 1938 г. по докладу ликвидкома «О ходе ликвидации имущества бывшего ДК и СО» Президиум МОК РОКК постановил «работу ликвидкома считать законченной, остаток материальных ценностей и дебиторской задолженности передать на баланс научно-художественной библиотеки МОК РОКК… Для реализации остатка материальных ценностей и незавершенного производства – нач. базой и сторожа передать в ведение научно-художественной библиотеки» . Итак, с 1938 г. Библиотека фигурирует под очередным своим названием – Научно-художественная библиотека МОК РОКК.

Руководство Общества бдительно следило, чтобы вопросы санитарно-оборонного движения и пропаганда красно-крестной работы стояли во главе угла деятельности всех подведомственных организаций РОКК. Поэтому, как только появилась возможность (прежде всего в смысле площадей, помещений, т.к. Отдел распространения УХП вывели из состава ДКиСО), был поднят вопрос о расширении и углублении наглядной агитации и пропаганды санитарно-оборонной и красно-крестной работы в Научно-художественной библиотеке.

В конце 1938 г. на заседании Президиума МОК РОКК было отмечено, что «после ликвидации Дома Санитарной Культуры и Обороны [так в Протоколе № 28 от 10 ноября 1938 г.] стало возможным создать нормальные условия для работы библиотеки, т.е. организации читального зала, чтобы там была отражена наша красно-крестная работа».

Читальный зал библиотеки предстояло превратить в образцовый военно-санитарный кабинет, который должен стать «наглядным материалом, как надо оборудовать учебные пункты» – «сосредоточить при зале-читальне все необходимое по санитарно-оборонной работе, по типу парткабинетов». Общество беспокоилось, что оно недостаточно знакомит широкую общественность «с видами нашей работы». Поэтому в кабинете (он же читальный зал) «в порядке установки макетов будет показ нашей работы: дружины, сан. авиация, транспортировка больных, сан.-транспорт и т.д.». Естественно, что «санитарно-оборонная работа не может быть оторвана от политики» поэтому «все моменты полит-жизни и в особенности полит-кампаний должны быть отражены» .

В 1939 г. штат Библиотеки составлял 60 человек. При этом в стационаре (ул. Герцена) и в филиале (ул. Тверская) работали 20 сотрудников, они обслуживали 54785 читателей (22785 и 32000 соответственно). Передвижной отдел осуществлял как работу передвижек (т.е. собственно передвижной отдел), так и обслуживание на дому (то что ранее называлось подвижной отдел). Было организовано 12000 передвижек. На дому обслужено 8400 читателей. В отделе было 28 сотрудников.

Работа Библиотеки по прежнему строилась на принципе самоокупаемости, то есть обслуживание всех категорий читателей было платным, поэтому, когда Библиотека отчитывается о перевыполнении годового плана, это означает, прежде всего, финансовые показатели сбора платы за чтение. В 1939 г. «библиотекой план выполнен на 109%… Выполнение плана по отделам библиотеки так-же благополучно, кроме подвижного-передвижного отдела, каковой в следствии недобора рабочей силы и отсутствия достаточного количества книг, свой план не довыполнил на 38700 рублей. Остальные отделы, как стационар, так и филиал свой план перевыполнили, несмотря на трудность комплектования книг» .

Кроме собственно библиотечной работы Библиотека широко развернула «агитационно-массовую работу среди членов общества» в том числе «содержание агиткинопередвижки, организация лекционной работы и т.д.» .

Структура Библиотеки значительно расширилась в связи с тем, что «на основании соответствующих решений МОК РОКК» Библиотека «включила в своё хозяйство бывшую переплетную мастерскую…, организовала базу снабжения учебными и наглядными пособиями и материального оснащения и …приняла авто-хозяйство…» .

Однако, были и отдельные недостатки в работе Библиотеки. По результатам инвентаризации «книжного имущества», проведённой в 1939 г., «была обнаружена недостача в Отд. Филиал и передвижном на Руб. 16190-82 и излишек в Отд. Комплектования Р. 16161-95… Указанная недостача и излишек являются результатом халатного отношения зав. отделов к приему, выдаче и хранению книг». По моему мнению, это явилось результатом большого числа читателей, огромного количества передвижек и, как обычно, нехватки библиотекарей. Инвентаризационная комиссия обязала «Директора Библиотеки … обратить внимание на халатное отношение зав. отделов к своим обязанностям с целью изжития этого в дальнейшем» .

В январе 1940 г. база снабжения, входившая в состав Библиотеки в 1939 г., была выделена в самостоятельную хозрасчетную организацию.

В 1941 г. Библиотека вступила, утвердив в феврале смету доходов и расходов, штатное расписание, которое заметно сократилось. Общая численность работников составила 45 человек. В стационаре осталось 5 сотрудников, в филиале 8, в передвижном отделе 19 . Учитывая характер деятельности РОКК, уже в первой половине года, многие активисты, прошедшие обучение на курсах медсестер и сандружинников, уходили на службу в РККА. В начале года Библиотека продолжает заниматься повседневной работой – оформляет подписку на периодику, пополняет фонд (в документах формулировка «приобретение книжного имущества»), взыскивает с задолжников денежную компенсацию за невозвращённые книги, принимает книги взамен утерянных, проводит очередную инвентаризацию. Однако уже заметно сокращение числа читателей – в стационарных отделах 45200 (почти на 10 000), количество передвижек – 9120 (почти на 3 000), на дому обслуживаются 8280 читателей . Сокращение числа читателей приводит к недовыполнению плана, что объясняется «эвакуацией целого ряда предприятий, учреждений и лиц, в связи с угрожающим положением гор. Москвы» . И все же Библиотека продолжала работать, библиотекари занимались своей профессиональной деятельностью.

Как говорилось выше, все прошедшие обучение на курсах медсестер были призваны на военную службу или пошли на фронт добровольцами. Оставшиеся в тылу члены РОКК «сумели мобилизовать средства и силы на помощь раненым, инвалидам Отечественной войны, семьям фронтовиков, детям-сиротам и населению, пострадавшему от фашистского варварства». Активисты общества «использовали различные формы помощи: трудовую, материальную, медицинско-санитарное обслуживание, организацию культурно-просветительной и воспитательной работы».

В «старой истории» Библиотеки о военном времени сказано языком романтических кино-штампов: «Библиотекари выезжали в воинские части, части противовоздушной обороны, госпитали – работали медсестрами, носили книги раненым, писали письма их родным». Документы рассказали совсем другую историю, совершенно не романтическую, но полную реальных дел, неимоверно трудной, грязной, черновой работы.

Должна заметить, что мною в архивах не обнаружены документы, говорящих о том, чем занимались именно библиотекари Научно-художественной библиотеки. В документах Красного Креста речь идет в целом какие работы выполняли активисты в свободное от работы время, а в их число, несомненно, входили работники подведомственных учреждений Красного Креста, в том числе библиотекари.

Встреча санитарных эшелонов, помощь в выгрузке раненых из эшелонов, сопровождение раненых бойцов до мест назначения. Помощь в подготовке госпиталей – мытье полов, мытьё медицинской посуды, уборка и наведение уюта в палатах. Стирка, починка и глажка больничного белья и одежды раненых бойцов, организация подарков для раненых. Дежурство у постели тяжелораненых, помощь в процедурной и перевязочной. Встреча эвакуированных, проведение санобработки, сопровождение до мест размещения. Оказание помощи семьям многодетных фронтовиков – мыли полы, пилили и кололи дрова, топили печку, стирали и готовили, вскапывали огород. В районах, освобожденных от оккупации – работа по розыску, сбору и захоронению трупов убитых и умерших. В отчетах за 1945 г. возникает такой вид работы как шефство над могилами павших бойцов .

Тяжёлая, но крайне необходимая работа, выполняя которую активисты РОКК помогали квалифицированному медперсоналу возвращать в строй раненых бойцов, бороться с эпидемиями, поддерживали семьи фронтовиков и детей-сирот. Активистки (замечу, в документах употребляется, как правило, именно женский род) Красного Креста занимались шефской работой по вечерам и ночам, а утром шли на свою основную работу. Библиотекари продолжали обслуживать своих читателей – в отчетных бухгалтерских документах за 1945 г. по залоговым суммам подписчиков (читателей) есть графа «Дата возникновения: 1943, 44, 45 гг.» .

За 1944 г. план Библиотеки по доходам был выполнен на 141%. Это объяснялось тем, что московские учреждения и предприятия стали возвращаться из эвакуации и «пожелали абонироваться» в Библиотеку. Число читателей составило 20000 человек, число передвижек – 720, обслуживаемых на дому – 8280 читателей .

В январе 1944 г. «в соответствии с директивными указаниями Московского Областного Совета Трудящихся» Библиотека открыла читальный зал «для посетителей, пользующихся чтением книг, журналов, газет и другой периодической литературы». Напомню, первая попытка организовать читальный зал закончилась созданием образцового военно-санитарного кабинета для демонстрации красно-крестной работы. Был утвержден штат сотрудников читального зала, состоявший из заведующего, двух старших библиотекарей и двух сторожей .

В документах за 1944 г. впервые встречается прообраз плана комплектования. Если раньше в смете расходов одной строкой числилось «приобретение книжного имущества», то в 1944 году утверждается отдельная смета расходов на комплектование книжного фонда (наконец-то не имущества, а фонда) с разбивкой по темам. Всего было запланировано приобрести 3400 экземпляров. Весь список поделен на две части – русская литература и иностранная. В части русской литературы классики марксизма-ленинизма 250, политическая литература 500, оборонная 500, техническая литература 100, литература по естествознанию 100, классики 300, художественная литература 400, детская литература 250. Иностранная литература состоит всего из двух пунктов – классики 800, художественная литература 200 .

Из подписей под документами видно, что у Библиотеки в 1945 г. сменился директор, вместо Е.И.Нагорного им стала Е.А.Чоколова (Хрущова). В структуре Библиотеки появился отдел борьбы с пропажей – увы, проблема утраты и невозврата библиотечных книг всегда стояла очень остро. Филиал переехал в область и располагался теперь в городе Бабушкин (с 1960 года это Бабушкинский район Северо-Восточного административного округа Москвы) .

В фондах многих библиотек с историей есть старые книги, в которых вымараны имена переводчиков, редакторов, авторов предисловий и комментариев, а также вырезаны страницы со вступительной статьей или послесловием. Такие книги сохранились в фонде Библиотеки Дома Гоголя, как правило, они изданы в 20-30-е гг. Коллеги знают, что это отнюдь не вандализм читателей, это работа Главлита (Главного управления по делам литературы и издательств), который выполнял функции политической цензуры. Проверка со стороны этой грозной организации проходившая в Библиотеке летом 1949 г. привела к недовыполнение годового плана по доходам, что «объясняется закрытием Библиотеки по распоряжению Мособлгорлита… на 1 месяц 10 дней для проверки книжного фонда (выявление устаревшей литературы)» .

Общий штат сотрудников во второй половине 40-х–первой половине 50-х гг. составлял 21-22 человека. В ежегодных отчетах неизменно подчеркивалось, что Библиотека работает на основе хозрасчета по принципу самоокупаемости. С середины 1950 года стационар частично перешел на бесплатное обслуживание читателей, в связи с чем «была проведена реорганизация работы Отделов Библиотеки и выделено 3 единицы для работы в Подвижном отделе (Доставка книг на дом)» .

В отчетах по доходам Библиотеки с 1953 г. отсутствует показатель по стационарному отделу. Выскажу предположение, что стационарное обслуживание стало осуществляться на бесплатной основе.

В начале 50-х годов в СССР были приняты меры по развитию сети массовых библиотек. В 1953 г. руководство сетью массовых библиотек было возложено на вновь образованное министерство культуры, которое было призвано координировать работу библиотек различных ведомств и организаций. Пятилетний план развития СССР на 1951-1955 гг. предусматривал расширение сети массовых библиотек на 30% по сравнению с 1950 г. Особенно быстрыми темпами росла сеть городских массовых библиотек.

Очевидно, что эти процессы привели к оттоку читателей из Библиотеки Мособкома Красного Креста, которая только в стационарном отделе обслуживала читателей бесплатно. Хотя обслуживание читателей на дому оставалось успешным, обслуживание коллективов передвижками с 1953 г. сокращается. Читателями передвижек были в основном сотрудники различных министерств и учреждений, которые в это время подвергались реорганизации, «в виду чего многие учреждения прекратили пользоваться передвижками» .

Серьёзная реорганизация коснулась самой Библиотеки – Распоряжением Московского Обкома Красного Креста «от 13 ноября 1956 г. за № 138 Библиотека была ликвидирована. Фактическое же свертывание работы Библиотеки происходило с 1 сентября … в связи с чем вакантные должности библиотекарей … не были заполнены и запись новых читателей прекращена» .

Распоряжением Совета Министров РСФСР от 13 ноября 1956 г. Управлению культуры Мосгорисполкома было разрешено принять Библиотеку от Мособкома Красного Креста. В свою очередь Мосгориспоком распоряжением от 10 апреля 1957 г. предложил Управлению культуры открыть на базе Библиотеки городскую массовую библиотеку № 130, которая была открыта с 1 июня 1957 г., а финансирование было утверждено с 1 марта. Работала Библиотека по прежнему адресу – улица Герцена (Б. Никитская) дом 9. Директором Библиотеки по прежнему осталась Хрущова (Чоколова) Елена Александровна. В 1966 г. Библиотека получила ордер на  право «занятия конторского помещения…типа особняка…в доме номер 7а по Суворовскому бульвару» (сейчас Никитский бульвар), где после капитального ремонта и реставрации открылась для читателей в январе 1973  г. В этом доме Библиотека работает и по сей день.

Штанько Елена Владимировна, зав. отделом абонемента ГБУК г. Москвы «Дом Гоголя» (апрель 1998-июнь 2020)

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

English
Deutsch
Italiano
简体中文
Русский