Особняк Морозова. От «Дома дурака» до «Испанского поместья»

Особняк Морозова. От «Дома дурака» до «Испанского поместья»

В историческом центре Москвы много необычных домов, которые восхищают своей архитектурой.

Если выйти на станции метро «Арбатская», то взгляд невольно падает на белое здание, которое выделяется на общем фоне. С башенками, непривычной архитектурой, оно похоже на сказочный замок. Хотя события, происходившие в его стенах, сыграли большую роль в истории не только страны, но и других государств. Впрочем, когда его только начали строить, то все москвичи осыпали его градом насмешек, уж слишком здание оказалось непривычным. Речь пойдет о доме, построенным на улице Воздвиженка и вошедшим в историю «как дом дурака».

Арсений Морозов – московский кутила

Арсений Морозов Когда читаешь биографию Арсения Абрамовича Морозова, то невольно вспоминаются незабвенные строчки из стихотворения Есенина: «Я московский озорной гуляка…».

Он родился в 1873 году в Твери и приходился двоюродным племянником легендарного Саввы Морозова, оставившего большой след в истории страны. У Арсения было два старших брата, но судьба у них сложилась весьма благопристойно.

Сначала жизнь Арсения была как у всех в этом знаменитом клане. Но когда ему было 9 лет, от паралича умер его отец Абрам Абрамович. Управление всей бизнес-империи «Товарищества Тверской мануфактуры» пришлось взять на себя его жене Варваре Алексеевне. Позже делами стал заниматься ее средний сын Иван. А старший, Михаил, занялся литературным трудом.

По традиции всего Морозовского клана Варвара Алексеевна расходовала большие деньги на благотворительность. Например, построен первый в России онкологический центр на Девичьем поле (сейчас Институт им. Морозовых для лечения опухолей). Основала библиотеку им. Тургенева и главную либеральную газету того времени «Русские ведомости». Кроме этого финансировала детский приют, родильный дом, больницу для рабочих, школу и училище для несовершеннолетних, которые работали на ее фабриках.

Семья жила в своем большом доме на Воздвиженке, где она потом открыла литературный салон, туда любили заходить многие именитые поэты, в том числе в гостях были Брюсов и Блок. Ее старшие сыновья стали известными коллекционерами. Коллекция картин, собранная Иваном Абрамовичем, сейчас хранится в запасниках Эрмитажа и музея им. А.С. Пушкина. Именно его собрание картин положило начало коллекций французской модернисткой живописи, но об этом знают лишь искусствоведы.

А вот младший сын, любимчик Варвары Алексеевны, в котором она души не чаяла, был совсем не похож на своих братьев.

Арсений, как в русских сказках, где младший сын был дурак, пошел по совершенно другой дороге. Видимо матушка слишком сильно его любила и поэтому разбаловала, но как бы там ни было, к семейному делу не имел совершенно никакого интереса. Жил за счет дивидендов, так как был наследником «Товарищества…». Впрочем, сначала ничто не предвещало его будущей разгульной жизни и нелепой смерти.

Арсений закончил Московское реальное училище и в 1893 году уехал на стажировку в Англию. Но как показала дальнейшая жизнь, он не унаследовал ни степенной надежности, ни деловых талантов и хватки родни. Он любил кутежи, роскошь и жизнь на широкую ногу.

На очередной день рождения мать подарила ему элитный земельный участок на Воздвиженке, расположенный недалеко от ее дома. Она посчитала, что сын уже взрослый и пора начать жить самостоятельно. До этого здесь был конный цирк, но в 1892 году пожар уничтожил здание.

Улица Воздвиженка

До революции Воздвиженка была аналогом современной Рублевки, начиная с XVI века здесь жила московская знать. Впрочем, неудивительно она проходит в самом сердце Москвы, начинаясь от Троицких ворот и Кутафьей башни Кремля до площади Арбатских ворот. В первые в летописях о ней упомянули в 1498 году. Это была «волоцкая» дорога, ведущая из Кремля в Великий Новгород. Позже дорога переместилась на  Большую Никитскую улицу. Кстати, в XV – XVI веках именно эта местность называлась Арбатом, позже называние распространилось на весь близлежащий район.

В 1658 году царь Руси Алексей Михайлович повелел ее называть Смоленской, но название среди народа не прижилось. К этому времени здесь построили Крестовоздвиженский монастырь.

Пожар 1812 года, когда в Москву вошел Наполеон, уничтожил все деревянные строения на Воздвиженке. После окончания войны новые дома уже строились из камня. улица была расширена до 20 метров. В XIX веке она была замощена булыжником, с 1869 года по ночам начала освещаться газовыми фонарями. Здесь ходила конка, а позже проложили трамвайные пути.

После 1917 года Воздвиженка несколько раз меняла названия. В 1935 году переименовали в улицу Коминтерна (в честь Коммунистического интернационала). В 1946 году решили присвоить ей имя Калинина (революционер и государственный деятель). С 1963 улица стала проспектом. В начале 1990-х годов Воздвиженке вернули историческое название и выделили в отдельную улицу.

Здесь еще можно увидеть здания, построенные еще в XVIII столетии: дом № 5, построенный в 1787 году, принадлежал генерал-поручику П. Ф. Талызину. В другом здании жил граф Н. П. Шереметьев, оно было построено в 1780 и сейчас находится по адресу дом № 8. Во дворах и переулках есть еще несколько зданий, построенных еще в XVII веке.

Сначала была мечта

Когда Арсений Морозов получил в подарок пустырь, то долго думал, какой бы дом ему здесь построить. Кругом стояли дома, построенные в привычных, устоявшихся в Москве стилей: классицизма, модерна, ампира и других. Ему было скучно среди этой архитектуры, душа требовала чего-то абсолютно нового, но он сам пока не знал, чего хочет получить в итоге.

Он обратился к своему знакомому архитектору Виктору Мазырину. Особо не напрягаясь, он уныло спроектировал дом в русском стиле, по образу и подобию большинства доходных домов, но Морозов этот проект решительно отверг.

Кстати, Виктор Мазырин сыграл большую роль в жизни Арсения. Они познакомились в Антверпене, на выставке, где он спроектировал русский павильон. Кроме этого Мазырин был известен в Москве как мистик, эзотерик, принимал активное участие в спиритических сеансах, которые тогда были на пике популярности. И всем утверждал, что в прошлой жизни был строителем пирамид в Египте.

Будущий архитектор с детства отличался фантазией, немного позже увлекся мистикой. А после посещений дальних стран, например, Японии и Египта, этот интерес только усилился. Из странствий Мазырин привез зарисовки и фотографии творений зарубежных зодчих, собираясь некоторые элементы использовать в своих работах. Благодаря таланту и широте творческих идей он мог проектировать в самых различных направлениях, это помогало получать заказы. У продвинутой «золотой» молодежи первопрестольной он стал модным архитектором. Они заказывали ему купеческие доходные дома, усадьбы, павильоны для выставок. Его друг, знаменитый русский певец Федор Шаляпин доверил ему построить дачу в Переславском уезде Владимирской губернии. Архитектор-мистик даже спроектировал два православных храма.

В поисках впечатлений и приключений два друга отправились в путешествие по южной Европе. Они побывали во Франции, Испании и добрались до Португалии. И вот здесь Морозов в городе Синтра увидел дворец Palacio Nacional da Pena. Он был выстроен во второй половине XIX века и сочетал элементы испано-мавританской средневековой архитектуры и национального стиля «мануэлино». Друзья увидели витые колонны, причудливый орнамент, украшавший фасад. Дворец выглядел мистическим, казалось, здесь остановилось само время. Он их околдовал и восхитил. Путешественники поняли, вот их архитектурная мечта, стоит перед ними. Мазырин начал делать зарисовки. Недаром эти места воспевал Байрон.

Стиль мануэлино появился в XV столетии, когда Португалия была морской владычицей и ее власть крепла с каждым годом. Страна быстро богатела. Ее корабли привозили не только разные товары, но и примеры других культур.

Назвали новый архитектурный стиль в честь короля Мануэла I Счастливого. В мануэлино смешалось много направлений в архитектуре: ренессанс, готика, мавританские мотивы, индийские и экзотические веяния. Получился настоящий сплав культур, накопленный мореходами и путешественниками этой страны.

Так начала исполняться мечта двух чудаков – прославиться, построив дом не похожий на другие.

Кстати, Арсений как-то сказал своему брату, известному коллекционеру, пророческие слова:

«Вот ты, Миша, собираешь свои коллекции, еще неизвестно, что потом будет… Мой же дом будет стоять вечно».

Коллекция старшего брата была национализирована после революции, и сейчас уже никто не помнит, какими художественными сокровищами он владел. А вот про дом Арсения помнят до сих пор.

Начало строительства «дома дурака»

Говорят, что когда Мазырин спросил своего друга в каком стиле строить дом: в классическом, романском, барокко… Тот ответил:

«Строй во всех! У меня денег на все стили хватит».

На том и порешили. Виктор сделал зарисовки, за год подготовил проект, и работа закипела.

Принято считать, что первый камень в фундамент будущего дома заложила старшая дочь архитектора Лида Мазырина. Позже она стала знаменитой балериной.

Уже на стадии строительства почтенная публика была ошарашена и возмущена. Для респектабельной купеческой Москвы этот стиль был немыслим, хотя к концу XIX века строительные устои Москвы архитекторы-модернисты уже потрясли основательно. На элитной Воздвиженке строился гигантский особняк в средиземноморском стиле. Причем весь усеяный ракушками.

К тому же два друга были известны как кутилы и прожигатели жизни, поэтому новый дом стал символом их беспутной жизни. Москвичи на все лады высмеивали новую затею миллионщика. В газетах состязались в остротах, актеры сочиняли едкие стихи, аристократы многозначительно морщились, а другие возмущались «кастрированностью национальных традиций». Даже Лев Толстой не остался в стороне, со свойственной ему «теплотой» к молодым миллионщикам, прожигателям жизни, в романе «Воскресенье» он высмеял строящийся дом Морозова.

«И как они все уверены, и те, которые работают, так же как и те, которые заставляют их работать, что это так и должно быть, что, в то время как дома их брюхатые бабы работают непосильную работу и дети их в скуфеечках перед скорой голодной смертью старчески улыбаются, суча ножками, им должно строить этот глупый ненужный дворец какому-то глупому и ненужному человеку, одному из тех самых, которые разоряют и грабят их», – думал  Нехлюдов, глядя на этот дом.

– Да, дурацкий дом, – сказал он вслух свою мысль.

– Как дурацкий? – с обидой возразил извозчик. – Спасибо, народу работу дает, а не дурацкий.

– Да ведь работа ненужная.

– Стало быть, нужная, коли строят, – возразил извозчик, – народ кормится».

Родные Арсения тоже ругали, даже мать не выдержала, когда увидела, что получилось, в сердцах она сказала:

«Раньше я одна знала, что ты дурак, а теперь вся Москва будет знать!».

Досталось и Мазырину, коллеги не простили такого безобразия в древнем городе.

Но товарищи мало обращали на шквал критики. Построили его за три года, по тем временам очень быстро.

Арсений Абрамович понял, что его особняк получился именно таким, о каком он мечтал. Несмотря на то, что на строительство было затрачено целое состояние, он все равно стал хозяином самого роскошного и самого необычного дома. Долгожданное новоселье произошло в конце 1899 года.

Вскоре «дом дурака» стал известным местом, где проводились грандиозные банкеты и вечерники. Двоюродный дядя Савва Морозов, приводил к племяннику весь московский бомонд, даже Максим Горький удостоил чести заглянуть к эпатажному хозяину на огонек. По свидетельству современников, мероприятия устраивались на широкую ногу. Как-то гостей встречало чучело медведя, державшего в лапах серебряный поднос с черной икрой. На другую вечеринку пригласили кавалерийский полк.

Судьба особняка Морозова

Особняк не стал копией португальского палаццо, потому что Виктору Мазырину хотелось возвести что-то свое, особенное и Морозов его горячо поддерживал. Архитектор постоянно импровизировал, искал что-то новое, но при этом старался сохранить общий стиль. Вся композиция сочетает разные уровни и объемы с преобладанием вертикали. Богатый декор фасада контрастировал с простыми решениями задней части особняка.

Трехэтажное здание построено в виде буквы «Г», с тупым углом, вписывающимся в проезжие части Воздвиженки и Романова переулка.

Особняк Морозова

Мавританский стиль наиболее ярко виден в оформлении парадного входа и двух башен, расположенных по бокам. Дверной проем украшен корабельными канатами, завязанными в морские узлы – это считается в Португалии символом долголетия. Главный вход сделан в виде подковы, тоже символ благополучия, но в России. А восточный символ счастья – прикованный цепью дракон, был прикреплен выше. Кроме этого был символ удачной охоты – две дубовые ветви, связанные канатом в тугой морской узел. Эти элементы подчеркивали, что хозяин занимается эзотерическими практиками.

Фасад украшают живописные детали – раковины, корабельные канаты. Окна разных форм: стрельчатый и подковообразные. Некоторые окна дополнены классическими колонами. Модерн проявляется в общей, ассиметричной структуре. Так что все эти виноградные гроздья, розетки, витые колонны, диковинные деревья и цветы, и все это разных форм и стилей казались для москвичей комичным. Хотя усадьба была похожа на сказочный замок, где живут феи.

Особняк Морозова

Впрочем, когда архитекторы говорят о здании в комплексе, то до сих пор не могут сойтись в едином мнении, в каком же стиле он сделан. Так много всего из других течений архитектуры было привнесено Виктором Мазыриным, здесь его фантазия проявилась во всей красе.

В то время оформлять комнаты дома в разных стилях уже стало частью архитектурной моды. Уже при входе в особняк гости должны были понимать, что владелец – человек весьма экстравагантный, имеет массу интересов и разнообразных увлечений. И им это удалось в полной мере.

Парадная столовая, которую назвали «Рыцарским залом», была оформлена в псевдоготическом стиле. Главная гостиная, где проводились балы, в стиле ампир. Будуар для жены оформили в барочном ключе. Другие комнаты оформили в арабском и китайском стилях. Потолки украшает лепнина и различные фрески. Над зданием был разбит небольшой висячий сад.

Особняк Морозова

Кстати, Арсений был заядлым охотником и собаководом. На его счету было 82 медведя. До сих пор сохранились его охотничьи трофеи: на стенах висят головы кабана, лося, оленя и даже белки. Огромный красивый камин также демонстрирует все виды средневекового охотничьего оружия: художники на нем изобразили лук, арбалет, сокола и охотничий рожок для гончих. Впрочем, Арсений любил животных, по дорогому паркету особняка разгуливала настоящая прирученная рысь.

Несмотря на три символа удачи и долголетия, жизнь Арсения Морозова в 35 лет оборвалась трагически и очень нелепо. Прожив девять лет в своем доме мечты, в 1908 году он поехал в Тверь и остановился в своем имении Власьево. Там был устроен обычный кутеж. И во время возлияний поспорил, что благодаря медитации не чувствует боли. Доказывая это, он выстрелил себе в ногу из пистолета. Не показывая, насколько ему больно, он продолжил веселье и выиграл спор. Но смерть рассудила иначе, у него началось заражение крови и через три дня он умер в больнице. И не видел, как сложилась дальнейшая судьба его необычного особняка на Воздвиженке.

Особняк Морозова

После революции особняк Морозова был национализирован. Сначала тут организовали штаб-квартиру анархисты, но вскоре их сменила Первая рабочая передвижная труппа театра Пролеткульта. В начале 1920-х годов с ней сотрудничал режиссер Сергей Эйзенштейн. С этими артистами он поставил несколько авангардистских спектаклей, которые с успехом шли в стенах эпатажного дома.

Пролетарский поэт Владимир Маяковский, Сергей Есенин, Всеволод Мейерхольд и другие часто поднимались по этим ступеням. Устраивали декламации своих стихов, общались с коллегами по цеху. Кстати, Есенин, здесь даже несколько месяцев жил. Его приютил сотрудник канцелярии и поэт Сергей Клычков, который приспособил для своего жилья бывшую ванную комнату. А Есенин обосновался в чердачном помещении.

С 1928 по 1940 год – здание выделили посольству Японии. Когда началась Великая Отечественная война, то с Японией были разорваны все дипломатические отношение и в доме Морозова обосновалась редакция английской газеты «Британский союзник». Потом недолго было посольство Индийской республики. С 1959 года почти полвека находился «Дом Дружбы с народами зарубежных стран».

В 2006 году в этом волшебном замке разместили Дом приемов Правительства Российской Федерации, с тех пор внутрь морозовского дома так просто не попасть. Зато его полностью отреставрировали, и не только фасад, но и полностью восстановили внутренние интерьеры. Сейчас там проводятся встречи на уровне правительственных делегаций, дипломатические переговоры и различные конференции международных организаций.

Прошло более века, а дом, который построил Арсений Морозов, до сих пор вызывает у прохожих удивление и восторг. Ушли в прошлое неприятие и ехидные шуточки, от многих «правильных» домов московской знати не осталось и следа. Зато здание, выстроенное на спор со старшими братьями, и где смешались практически все архитектурные стили того времени, стало сюрпризом, которое никто не ожидает увидеть на старой улице столицы. Усадьба Арсения Морозова включена в реестр памятников культурного наследия федерального значения и называется «Испанским поместьем».

Где находится и как доехать до особняка Морозова

Дом Арсения Морозова расположен на улице Воздвиженка, д. 16.

Чтобы полюбоваться на воплощение мечты двух человек надо доехать до одной из трех станций метро:

Делитесь интересной информацией с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

English
Deutsch
Italiano
简体中文
Русский